Умереть на Марсе с вероятностью 100%. Почему планы Илона Маска — самоубийство для астронавтов

19249

Фото © Shutterstock

<p>Фото © Shutterstock</p>

В Институте медико-биологических проблем РАН рассказали, какую дозу облучения получат астронавты за месяцы полёта.

На 2024 год Илон Маск уже запланировал первый пилотируемый полёт на Марс. И миллиардер не исключает, что однажды отправится туда сам. И не против даже умереть на четвёртой планете.

— Just not on the impact, — сказал он ("Лишь бы не во время приземления").

По данным измерительных приборов, установленных на борту марсохода Curiosity, за один сол (так называются марсианские сутки, они всего на несколько минут дольше земных) на поверхности планеты можно получить 0,21 миллизиверта радиации. Это примерно в 50 раз больше, чем на Земле. Но это далеко не главная проблема. Каково будет астронавтам и, возможно, Илону Маску добираться до вожделенного нового мира? А ведь на это потребуется минимум полгода, а то и месяцев девять.

Работникам "урановых рудников", как выразился заведующий лабораторией методов и средств обеспечения радиационной безопасности при космических полётах Института медико-биологических проблем РАН Вячеслав Шуршаков, разрешается получать за год 20 миллизивертов. А космонавты за год получают 220. За всю карьеру и тем и другим позволительно набрать не более 1000 миллизивертов.

Если считать по 20 в год, то можно с радостью сказать, что на урановом руднике можно работать 50 лет. А в космосе делим на 220 и получаем четыре года с хвостиком. То есть формально на космических станциях можно находиться в общей сложности четыре с небольшим года. Так много ещё никто не летал. Есть несколько человек-рекордсменов, которые провели в космосе больше 800 дней

Вячеслав Шуршаков

Заведующий лабораторией методов и средств обеспечения радиационной безопасности при космических полётах Института медико-биологических проблем РАН

Но орбитальная станция находится в зоне действия земного магнитного поля. А теперь давайте попробуем отлететь подальше. В ИМБП РАН заявили, что радиация будет раза в три выше, чем на МКС. Общепринятый предполагаемый срок полёта на Марс туда и обратно — 500 дней, то есть год и четыре месяца.

Если формально подойти, то получается, что туда и обратно на Марс — как раз и набираются те самые 1000 миллизивертов. Отсюда вытекает, что слетать на Марс и обратно, строго говоря, можно один раз в жизни

Вячеслав Шуршаков

Заведующий лабораторией методов и средств обеспечения радиационной безопасности при космических полётах Института медико-биологических проблем РАН

А если остаться на Марсе и строить колонию, то мы имеем следующее: мы приземлились уже с пятью сотнями миллизивертов в организме, и каждый год (опять же, на основе измерений Curiosity) в нашу копилку будет добавляться 76 миллизивертов. Через шесть с половиной лет на Землю уже можно не возвращаться.

Если исходить из подхода "увидеть Марс и умереть", тогда это одно, а если рассчитывать на караваны ракет, которые помчат нас вперёд от звезды до звезды, то это немножко другое

Вячеслав Шуршаков

Заведующий лабораторией методов и средств обеспечения радиационной безопасности при космических полётах Института медико-биологических проблем РАН

Кроме того, покорителям Марса стоит знать о существовании солнечных протонных событий — мощных радиационных вспышках, которые бывают в среднем каждые лет одиннадцать и которые на сегодняшний день невозможно предсказать. Такое может случиться и через девять лет, и через семь. А ещё случаются вспышки, которые повышают радиацию во все 500 раз. Это бывает, правда, раз в тысячу лет, но может случиться в любой момент.

Что будет с людьми?

Если людей в полёте застигнет то самое протонное событие, то вполне можно будет ожидать так называемого острого радиационного эффекта со всеми соответствующими симптомами, считает учёный. У человека неожиданно начинается рвота, он теряет сознание, у него наблюдается расстройство мышления, нарушается координация движений.

Кроме того, радиация приводит к преждевременному старению организма. У человека не просто появляются тяжёлые заболевания, которые сокращают жизнь (онкология и другие), а просто у человека ухудшается кровообращение, кроветворение, хуже работает центральная нервная система, ухудшается память и так далее. Так вот, как подсчитали учёные, 1000 миллизивертов эквивалентны сокращению продолжительности жизни человека примерно на три года

Вячеслав Шуршаков

Заведующий лабораторией методов и средств обеспечения радиационной безопасности при космических полётах Института медико-биологических проблем РАН

Как можно было бы защититься от радиации в космосе?

  1. Убежище

Суть в том, чтобы иметь на борту корабля какое-то помещение с достаточно толстыми стенками и в нём укрываться от потока ионизированных частиц. По словам Шуршакова, протонное событие длится от одних до трёх суток. Все стенки на борту нельзя сделать толстыми. Это слишком дорого, слишком большая масса. Но можно сделать какой-то маленький отсек, в котором космонавт сможет пересидеть необходимое количество дней.

2. "Частичка Земли"

Речь идёт об установке на корабле устройства, которое будет играть роль миниатюрной версии нашей планеты, то есть будет создавать магнитное поле, похожее на земное. Оно будет отклонять частицы и тоже защищать космонавтов.

3. Лекарство от радиации

Сейчас такие таблетки, которые способны снижать вред ионизирующего излучения, есть. Они предназначены для ликвидаторов аварий и, по словам Шуршакова, в космосе не используются. Но наука не стоит на месте, вероятно, в ближайшие годы лекарства от радиации появятся в аптечках космонавтов.

Но пока ничего из этого в арсенале космонавтики нет. Но несколько лет назад российские учёные нашли сравнительно простой способ усилить защиту для космонавтов — так сказать, из подручных средств.

Фото © Институт медико-биологических проблем РАН

Фото © Институт медико-биологических проблем РАН

Один раз моя коллега в институте, которая занимается поставками на МКС средств личной гигиены, дала мне в руку подержать салфетку. Я удивился: она запаяна в целлофановый пакет и такая тяжёленькая. И я спросил: "А там внутри вода?" Она ответила, да, вода с какими-то добавками шампуня. А физики знают, что вода хорошо защищает от космической радиации, — рассказал Шуршаков.

В итоге из них решили создать так называемую шторку защиты. Вот она на фото внизу: серые "матрасы" вдоль стены — набиты этими салфетками. Вода и полиэтилен усилили защиту от радиации в пять раз.

Фото © Институт медико-биологических проблем РАН

Фото © Институт медико-биологических проблем РАН

Исходя из вышеизложенного, появляются опасения, что пилотируемый полёт к Марсу для астронавтов пока что практически равносилен самоубийству, а марсианский город представляется как город несчастных людей, сражённых лучевой болезнью. По мнению российского учёного, сейчас лучше сосредоточиться на лунных экспедициях — к освоению Марса человечество пока не готово.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1