Подполковник КГБ Лиза Вардо. Как советская разведчица вербовала гестаповцев и отца атомной бомбы

21 ноября 2020, 21:40
12169

Коллаж © LIFE. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

<p>Коллаж © LIFE. Фото © <a href="http://miragebeaut.ru/news/item/119-baryshni-v-razvedke-podpolkovnik-gosbezopasnosti-elizaveta-yulevna-zarubina-psevdonim-vardo" target="_blank" rel="noopener noreferrer">Журнал "Девичий спецназ"</a></p>

Она завербовала сотни агентов, и какие это были агенты! Белогвардейские генералы, связанные с РОВС, высшие офицеры гестапо и лучшие физики середины XX века. На отца американской атомной бомбы Роберта Оппенгеймера Елизавета Зарубина вышла через его жену Китти, имевшую симпатии к коммунистам (её первый муж был членом Компартии США).

Информаторами Зарубиной были американские физики Лео Силард и Георгий Гамов, а в Европе с ней сотрудничали секретари посольств, жёны дипломатов, чиновники МИД Германии. Особо ценным сотрудником был признан истинный ариец, заместитель главы контрразведки нацистов Вальтера Шелленберга гестаповец Вилли Леман.

Вилли Леман (слева) и Роберт Оппенгеймер (справа). Фото © Wikipedia

Вилли Леман (слева) и Роберт Оппенгеймер (справа). Фото © Wikipedia

"Она украла у американцев бомбу!" — так говорили о ней на Лубянке. Но, кажется, она вообще могла выкрасть что угодно — в СССР высоко ценили её хватку и дар проникать людям в душу. Многим агентам даже не приходилось платить — они работали "за идею". И это в условиях нехватки валюты было высшим пилотажем.

Революционерка и комсомолка

Елизавета Зарубина, урождённая Эстер Розенцвейг, родилась в 1900 году на территории Австро-Венгерской империи в семье управляющего имением помещика. Она стала единственной женщиной-иностранкой, дослужившейся до звания подполковника государственной безопасности СССР. Как это случилось? Какая неведомая сила заставила её, мечтавшую окончить Сорбонну, бросить учёбу и, вдохновившись идеей равенства и братства, броситься в пучину революционной борьбы? Их было целое поколение — мальчиков и девочек, которые предпочли мещанскому счастью жизнь, полную опасностей и приключений.

Обучение она всё же закончила с третьего раза, получив в 1924 году диплом филолога в Венском университете. Свободно владела идишем и русским (отец был большим любителем русской классической литературы), свободно говорила на румынском, немецком, английском и французском. Однажды, когда один из её агентов — белый генерал Павел Дьяконов, считавший себя аристократом, — захотел поставить на место "советскую выскочку" и неожиданно заговорил на французском, разведчица, которая годилась генералу в дочери, не растерялась и тоже перешла на этот язык, а затем закончила фразу по-английски.

Родители Елизаветы Иойл (Юлий) Хаскелевич и Ита Гершковна Розенцвейг. 1935 год. Из семейного архива Михаила Зарубина. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

Родители Елизаветы Иойл (Юлий) Хаскелевич и Ита Гершковна Розенцвейг. 1935 год. Из семейного архива Михаила Зарубина. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

— Уверена, что вы быстрее меня исчерпаете ваш запас иностранных языков! — заявила она, и генерал "сдулся". На прощание агент Виноградов спросил, сколькими языками владеет его "оператор", а услышав ответ, сказал: "Сударыня, если верна истина "Язык мой — враг мой", то у вас их целых шесть!" Но вернёмся назад.

Агент Эрна проверку прошла!

Под влиянием революционных идей в 1923 году Эстер вступила в коммунистическую партию, получила свой первый псевдоним — Анна Дейч — и посвятила себя поддержке Коминтерна. Она занималась распространением прокламаций, организацией забастовок и свято верила: мировой революции — быть!

После окончания университета пошла работать в советское посольство в Вене, была замечена сотрудниками иностранного отдела (ИНО) ОГПУ и согласилась работать на СССР, получив ещё один псевдоним — Эрна. Тут-то и раскрылся её особый талант вербовщика.

По заданию ОГПУ разведчица налаживала советскую агентурную сеть в Турции и во Франции. В 1928 году была вызвана в Москву на курсы подготовки, где получила новое имя — Елизавета Горская, после чего её ждало серьёзное дело — проверка оперативного сотрудника советской разведки Якова Блюмкина, подозреваемого в троцкизме. Результатом операции стал арест Блюмкина "за антисоветскую деятельность".

Яков Блюмкин. Фото © Wikipedia

Яков Блюмкин. Фото © Wikipedia

Подполковник в отставке Игорь Атаманенко в своих статьях писал об этой операции так: "Чтобы положить конец спекуляциям на отношениях разведчицы Зарубиной и Якова Блюмкина, ограничусь ссылкой на реплику одного эксперта Зала истории СВР: "Да, информацию о двурушничестве резидента ОГПУ в Стамбуле Блюмкина и о его преступной связи со Львом Троцким руководству ИНО представила Елизавета Зарубина. Однако руководила ею не месть за обманутую любовь, как это подают охочие до сенсаций московские литераторы и журналисты, а чекистская принципиальность, ибо она считала Блюмкина авантюристом и предателем. Любые другие варианты — досужие домыслы и больные фантазии дилетантов".

Лучшие агенты для Лизы Вардо

Ещё в свой первый приезд в Москву Елизавета вышла замуж за советского разведчика Василия Зарубина, и после дела Блюмкина супругов послали в Копенгаген. Европейские страны одна за другой разрывали отношения с СССР, обстановку подогревали белоэмигранты и недовольство европейских элит активизацией Коминтерна. Накалённая атмосфера требовала немедленного вмешательства. Одной из главных задач разведчиков стало ухудшение отношений между Францией и Германией.

Елизавета и Василий Зарубины. Из архива Петра Зарубина. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

Елизавета и Василий Зарубины. Из архива Петра Зарубина. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

Супруги легализовались в Дании, выдавая себя за чехов Кочеков, а затем переехали во французский городок Сен-Клу, где получили вид на жительство, обросли знакомствами и открыли рекламное бюро "Кочек", которое занялось кинороликами. Бизнес, позволявший общаться с большим количеством людей по всей Европе, был прекрасной ширмой для разведки.

Первым агентом вербовщицы Вардо стал журналист Росс — эксперт по франко-германским отношениям, сотрудник парламента Франции. Второй стала стенографистка Посольства Германии Ханум. А третьим — генерал Дьяконов (агент Виноградов), который снабжал Центр информацией о деятельности французской военной разведки, участвовал в похищении генерала Кутепова и доносил до французов информацию, что белая эмиграция — это, по сути, профашистски настроенная пятая колонна.

В 1933 году Зарубины обосновались в Берлине под видом американцев — в то время нацисты горели желанием сохранить с США хорошие отношения. Чтобы не стать жертвой патрулей, отлавливающих евреев, Елизавете пришлось срочно выучить итальянский, после чего она приступила к вербовке местных антифашистов. Потоки информации пошли в Москву бесперебойно.

Именно в это время Зарубина сумела завербовать недовольного политикой Гитлера гауптштурмфюрера Вильгельма Лемана (агент Брайтенбах), от которого в 1935 году поступила информация о создании ракет "Фау", а в 1941 году — сведения о дате нападения Германии на СССР. Леман работал на СССР 13 лет, но в конце концов пал жертвой предателя-связника и был казнён. Имя ещё одного агента Зарубиной — Вальтера, который был немецким дипломатом — не раскрыто до сих пор.

Елизавета с сыном Петром. Фото ©  Журнал "Девичий спецназ"

Елизавета с сыном Петром. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

Через агента Виттерфельда Зарубина имела доступ к шифрованной переписке министра иностранных дел Германии фон Риббентропа, а другие её агенты были связаны с верхушкой партии нацистов НСДАП. Даже провал "Красной капеллы" не затронул сеть Зарубиной. После начала войны супруги были вынуждены вернуться в СССР.

В бой послал товарищ Сталин

В ночь на 12 октября 1941 года супругов Зарубиных подняли с постели и доставили на аудиенцию к Сталину в Кремль. Разговор длился час. Вождь всех народов поручил Василию Зарубину возглавить легальных резидентов и назначил его на должность второго секретаря советского посольства в США. У Елизаветы было ещё более ответственное задание — создание агентурной сети в Штатах. Отныне главными в поле зрения разведчиков становились отношения между США и Германией. Сталин не хотел допустить, чтобы два врага сговорились между собой против СССР.

И снова знаменитая вербовщица проявила свой талант. В 1942 году, уже через полгода после переезда в США, у Елизаветы Зарубиной была сеть из 22 агентов в разных городах Америки, среди которых — весьма неслучайно — оказались и физики-ядерщики. Именно Зарубина обратила внимание Центра на важность разработки американцами нового оружия — атомного, за что была награждена орденом Красной Звезды.

Связи Зарубиной были обширны — среди её агентов числились не только дипломаты и секретари посольств, симпатизирующие СССР и коммунистам, но и жёны деятелей искусств, эмигранты, художники. Лишь в конце 1944 года ФБР сумело доказать причастность супругов к разведывательной деятельности и выслало их из США, объявив персонами нон грата.

После победы над фашистами Елизавета Зарубина оставила оперативную работу, на которой провела 24 года, и стала начальником отделения в Центральном аппарате разведки. Ещё несколько лет она учила молодых разведчиков искусству вербовки, но после прихода к власти Никиты Хрущёва была отправлена в отставку.

Разведчица Зоя Ивановна Рыбкина вручает награду Елизавете Зарубиной. Архив Алексея Козлова. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

Разведчица Зоя Ивановна Рыбкина вручает награду Елизавете Зарубиной. Архив Алексея Козлова. Фото © Журнал "Девичий спецназ"

Говорят, она никогда ни о чём не жалела. Легендарная разведчица дожила до 87 лет и погибла при странных обстоятельствах — попала под автобус на одной из улиц Москвы. Её горячо любимый Василий умер ещё раньше — в 1972 году.

О жизни Елизаветы Зарубиной впервые в своей книге уже после развала СССР рассказал другой легендарный советский разведчик — шеф Зарубиной Павел Судоплатов. Сейчас в музее Службы внешней разведки России Елизавете Зарубиной посвящена целая экспозиция. Но и сегодня многие детали её работы остаются тайной.

Авторы

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1