Как 110 лет назад Лев Толстой изменил мир

20 ноября 2020, 14:50

Фото © Getty Images

<p>Фото © Getty Images</p>

20 ноября исполнилось ровно 110 лет со дня смерти Льва Толстого. Ещё при жизни он стал выдающимся классиком русской и мировой литературы, одинаково признанным и на Западе, и на Востоке. Но, не удовлетворившись этим, Толстой создал собственное религиозно-философское учение, которое оказало значительное влияние на ход мировой истории.

Каждый советский и российский школьник читал (или хотя бы пытался) произведения писателя в рамках школьной программы. Между тем сама по себе личность автора ничуть не менее интересна, чем его творчество. Настолько яркой личностью был Лев Николаевич, сумевший изменить мир уже после смерти.

Великие противоречия

Братья Сергей Николаевич, Николай Николаевич, Дмитрий Николаевич и Лев Николаевич Толстые (слева направо). Репродукция. Фото © ТАСС

Братья Сергей Николаевич, Николай Николаевич, Дмитрий Николаевич и Лев Николаевич Толстые (слева направо). Репродукция. Фото © ТАСС

Лев Толстой был одной из самых противоречивых личностей своей эпохи. Большинство мировых религий категорически осуждают беспорядочные половые связи, однако терпимо относятся к сексуальной жизни в браке. Толстой пошёл гораздо дальше и в своих поздних статьях и произведениях выступал против каких-либо плотских связей вообще. "Крейцерова соната" стала настоящим гимном антисексуальности.

И всё бы ничего, только сам Толстой в жизни был чрезвычайно любвеобилен. 13 детей, рождённых в браке, и по меньшей мере один внебрачный от крестьянки — немалая цифра даже по тем временам. "Я блудник", — сокрушался Толстой в дневнике на седьмом десятке лет.

Все свои любовные приключения и переживания по их поводу Лев Николаевич скрупулёзно заносил в дневник, который вёл большую часть жизни. Перед свадьбой с Софьей Берс он настоял на том, чтобы будущая супруга прочитала его. Софья Андреевна была потрясена любовным размахом избранника.

Писатель Лев Толстой с супругой Софьей Толстой. Фото © ТАСС / Эйхенвальд А.

Писатель Лев Толстой с супругой Софьей Толстой. Фото © ТАСС / Эйхенвальд А.

Несмотря на военное прошлое, Толстой был убеждённым противником армии как инструмента насилия и принуждения. Также негативно он относился к государству, которое считал суеверием, и правительству — "силе, призванной нарушать справедливость". Патриотизм Лев Николаевич называл не иначе как "пережиток варварских времён" и считал категорически несовместимым с его учением.

Однако сам писатель был явно несвободен от патриотических чувств. В интервью для газет он говорил, что не поддерживает ни японцев, ни русских в их бессмысленной войне. А придя домой, писал в дневнике, что ему "очень больно из-за потери Порт-Артура". Татьяна Кузьминская, сестра Софьи Андреевны, вспоминала, как к Толстому пришли студенты, чтобы обсудить Русско-японскую войну. Один из них имел неосторожность одобрить сдачу Порт-Артура японцам, после чего Лев Николаевич рассвирепел: "В наше время Порт-Артур бы не сдали! Сами бы погибли, взорвали крепость, с голоду бы пропали, да не сдались!" От неожиданности студенты спешно ретировались.

Толстой с ранних лет был страстным охотником. Писатель испытывал настоящий экстаз, выслеживая зверя. Порой эта страсть даже мешала его работе, и в своих дневниках он с удовлетворением отмечал, что сезон завершился и теперь наконец можно вернуться к литературе. Всех своих сыновей он с пелёнок приучал к охоте, считая её важной частью обучения.

Фото © Getty Images

Фото © Getty Images

Вместе с тем пункт о непричинении зла стал одной из фундаментальных основ его учения. В середине 80-х Толстой решил стать вегетарианцем и призывал к этому всех своих последователей. Именно толстовцы стали популяризаторами этой диеты в России. Они открывали первые вегетарианские столовые в крупных городах, которые одновременно были местом их встреч.

Толстой сумел отказаться от убийства животных, но не смог до конца одолеть свою тягу к охоте. Порой он уходил в лес, чтобы представить себя на охоте и вновь пережить эти сладкие мгновения. Горький вспоминал, как они однажды гуляли по лесу уже после того, как Толстой "завязал", и наткнулись на зверя: "Вдруг под ноги подкатился заяц. Лев Николаевич подскочил, заершился весь, лицо вспыхнуло румянцем, и эдак старым зверобоем как гикнет".

Дед всех хиппи

Фото © Getty Images

Фото © Getty Images

Уже при жизни писателя почитателей его идей, стремившихся жить в соответствии с этими заветами, стали называть толстовцами. Наиболее широко это движение распространилось в России, хотя позднее его последователи появились и за границей. На пике популярности в рядах толстовцев насчитывались десятки тысяч человек. К середине ХХ века движение пошло на спад.

Однако в 60-е годы в США возникло движение хиппи, которое наиболее близко было толстовским идеям. В определённой степени появление этой субкультуры изменило Америку, а с ней и большую часть мира. Фундаментальной основой толстовства был пацифизм и отказ от насилия. В движении хиппи эти взгляды также играли преобладающую роль, даже символом этой субкультуры стал знак "пацифик".

Толстовцы стремились к "опрощению" — отказу от материальных благ, высокого статуса, частной собственности. Они уходили от "мирской жизни" в коммуны, где пытались жить "естественной и простой" жизнью. Хиппи тоже отвергали "общество потребления", бросали работу и учёбу, чтобы уйти в коммуны и жить там в гармонии с миром.

Толстовство было синкретическим течением, впитавшим установки и принципы многих религий. Хиппи также испытывали тягу к синкретизму в духе new age. И те и другие разделяли недоверие к государству и политике в целом, а высшими ценностями считали свободу и любовь к ближнему. Впрочем, были и отличия. Хиппи проповедовали свободную любовь. А Лев Николаевич хоть и прожил значительную часть жизни в соответствии с принципом free love, но позднее передумал и решил, что плотские утехи только всё портят.

Влияние на мир

Фото © Getty Images

Фото © Getty Images

Льва Толстого можно назвать вторым человеком из России после Ленина, необратимо изменившим мир и сам ход истории. Только Ленин сделал это напрямую, захватив власть в России вооружённым путём. А Толстой — скорее косвенно, через других людей.

Принцип непротивления силой, из-за которого Толстого критиковали многие революционеры, включая и Ленина, оказался на удивление эффективен в политике. Первым его взял на вооружение Махатма Ганди. На базе толстовского "непротивления силой" он сформулировал идею ненасильственных гражданских протестов и в конце концов добился независимости огромной Индии, не пролив крови. В молодости Ганди был страстным толстовцем, во время жизни в ЮАР он даже создал коммуну "Ферма Толстого", в которой он и его друзья жили в соответствии с принципами писателя. Этот момент стал началом политического пути одного из крупнейших деятелей ХХ века, к слову, состоявшего в переписке со Львом Николаевичем и считавшего его своим учителем.

Махатма Ганди. Фото © Getty Images

Махатма Ганди. Фото © Getty Images

Спустя полвека после смерти Толстого Мартин Лютер Кинг совершил мини-революцию в Америке, изменив ход её истории. Интересно, что на заре своей карьеры Кинг пытался найти вдохновение в работах Ленина. Но настоящим откровением для него стала философия Ганди, через которую он познакомился с идеями Толстого и сделал их частью своей борьбы против расизма и дискриминации.

Движение хиппи, впитавшее в себя многие толстовские идеи, породило так называемое поколение 1968 года, радикально изменившее все страны первого мира и сформировавшее современное общество со всеми его плюсами и минусами. Вегетарианство и дауншифтинг (причём именно в толстовском варианте), во времена Льва Николаевича считавшиеся уделом чудаков-одиночек, стали неотъемлемой частью современного мира.

В 1920-е годы в среде вьетнамской вестернизированной прослойки зародилось новое религиозное течение — каодаизм (в настоящее время его придерживается несколько миллионов человек по всему миру). Его важной частью было почитание духов великих людей прошлого (они считались кем-то вроде святых) и общение с ними. Наряду с Наполеоном, Томасом Джефферсоном и Жанной д’Арк они почитали Толстого.

При жизни Льва Николаевича одни видели в нём гениального учителя, другие — аристократа-чудака. Движение его последователей, пытавшихся жить в соответствии с принципами Толстого, никогда не было по-настоящему массовым и угасло через несколько десятилетий. Однако некоторые из его идей стали мейнстримом, а другие косвенно оказали огромное влияние на весь ход истории ХХ века. Большего не удавалось добиться, пожалуй, ни одному русскому писателю.

Авторы

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1