Рак не приговор: какое новое оружие появилось против онкологии

7 февраля 2021, 12:00
30292

Фото © Shutterstock

<p>Фото © Shutterstock</p>

Онкология не сдаётся и по-прежнему косит тысячи людей по всему миру. В достойном бою с ней медицина одерживает всё новые победы, поднимая счёт в свою пользу. Лайф узнал о том, что нового в мире онкологии и каких высот достигают специалисты в нелёгкой схватке с болезнью.

Счастье вопреки диагнозу

История Стеллы и Владимира Маркиных похожа на сказку, где влюблённые побеждают всех чудовищ и вместе рука об руку идут в светлое будущее. Чудовищем же в судьбе супругов стал онкологический диагноз 37-летней Стеллы.

Будущие супруги стали встречаться ещё до известий о здоровье молодой женщины. Романтические отношения длиной в два года скрепила семейными узами пандемия коронавируса.

Самоизоляция нас сплотила. Настолько уютно и хорошо быть вместе. Так пришли к мысли, чтобы наши отношения узаконить. И перед Богом, и перед самими собой, — рассказывает Стелла.

Сначала, 17 июля, пара обвенчалась, а через месяц, 28 августа, они узаконили свои отношения в загсе. Но между этими счастливыми событиями узнали о страшном диагнозе: рак левой молочной железы.

Врачи онкоцентра им. Блохина сделали всё возможное, чтобы праздник будущей семьи состоялся. Стелла и Владимир появились на собственной свадьбе уже через два дня после операции.

Поэтому свадебная фотография, которая есть, это ещё со всеми швами, на трясущихся ногах, спасибо за мужество врачей, что не стали откладывать, переносить, — говорит Владимир.

Фото из личного архива Стеллы и Владимира Маркиных

Фото из личного архива Стеллы и Владимира Маркиных

Стелла вспоминает, что история её болезни началась с маленькой горошинки в груди в 2012 году. Небольшому уплотнению на снимках УЗИ в онкодиспансере не придали большого значения. Девушку успокоили, поставили диагноз "мастит" и назначили мази.

Стелла забыла эту историю. Жизнь ставила другие задачи: растить сына, строить карьеру. Но горошинка продолжала болеть.

Встреча с любимым мужчиной заставила Стеллу задуматься об общем ребёнке. Грудь всё ещё беспокоила, и Владимир настоял на обследовании. В одной из больниц после многочисленных медицинских процедур провели биопсию, и она выявила рак, со вздохом вспоминает Стелла.

Видео © LIFE

В больнице мне сказали, что нужно полностью удалять яичники. Мне 37, и до менопаузы ещё очень много времени. С диагнозом я согласилась, на операцию тоже — это необходимость, а вот по поводу удаления женской репродуктивной системы — я была не готова и категорически против. Были истерики и слёзы. Володя помнит все эти тяжёлые моменты, — рассказывает Стелла.

Супруги стали искать врачей, чтобы узнать другие мнения. Так они попали на консультацию к заведующему отделением опухоли молочных желёз Александру Валерьевичу Петровскому.

Фото © ТАСС / Михаил Почуев

Фото © ТАСС / Михаил Почуев

Почему мы согласились лечиться в Блохина? Нам понравился метод лечения. Врачи не сказали срочно всё удалять. Сначала вынуть опухоль, понять, что с ней делать, — говорит Стелла. — Да и само отношение в Блохина подкупает. Хочется именно такого диалога, когда тебя видят и понимают. Небезразличное отношение.

Диагностика выявила, что у Стеллы рак гормонозависимый. Чтобы не провоцировать рост раковых клеток, врачи рекомендовали удалить органы репродуктивной системы или химически их выключить, вспоминает Стелла. В онкоцентре им. Блохина решили, что нет необходимости делать это немедленно.

Заместитель директора НМИЦ онкологии им. Блохина, заведующий отделением опухоли молочной железы Александр Петровский отметил, что уникальность случая Стеллы в том, что ей провели органосохраняющую операцию. Пациентке удалили опухоль и сохранили грудь той же формы и размера, что и прежде. У молодой женщины остались все органы, функции, которые в перспективе позволят ей иметь ребёнка, подчёркивает онколог.

person

Александр Петровский

Заместитель директора НМИЦ онкологии им. Блохина

Мы оперировали её в среду, а в пятницу она вышла замуж в свадебном платье и смогла спокойно провести семейное торжество, без физических сложностей. Нам удаётся большому числу пациентов помочь не только сделать важный шаг в излечении от онкозаболевания, но и сохранить высокое качество жизни, позволить людям жить с той же радостью, как и до диагноза. К счастью, органосохраняющих операций становится всё больше. Примерно 60% наших пациентов уже сейчас могут идти домой, — говорит Александр Петровский.

Стеллу же особенно радует, что если после пяти лет гормонотерапии по гинекологии всё будет хорошо, то у неё остаются шансы завести ребёнка.

Я настолько благодарна, что встретилась с замечательным человеком, который спас меня, — говорит Стелла. — Врачи максимально смогли сохранить грудь, снаружи достаточно эстетично. Я верю, что на этом всё плохое закончилось и дальше будет только ремиссия. Нужно будет проходить все обследования, с Божьей помощью будем с надеждой смотреть в будущее.

Борьба не только за жизнь, но и за её качество

Заместитель директора НМИЦ онкологии им. Блохина Александр Петровский рассказал о трендах борьбы с онкологией, где главная задача — не только спасать жизнь, но и сохранять её качество.

Онкология — это наука. Мы лечим пациентов с онкозаболеваниями. Основная наша цель — продлить жизнь пациента, но и не менее важно — сохранить высокое качество жизни. Всё развитие онкологии состоит в том, что мы ищем всё более эффективные способы лечения, которые одновременно менее травмирующие, — говорит Александр Петровский.

Специалист уточнил, что ещё 50 лет назад в хирургии рака молочной железы всем женщинам обязательно удаляли грудь, лимфатические узлы. И даже если пациентка выздоравливала, оставалось множество последствий после лечения — как физических, так и моральных.

Александр Петровский подчеркнул, что сегодня тенденция существенно изменилась: врачи стараются сохранить органы пациента.

Мы понимаем, что эмоциональная и физическая составляющая не менее важны, чем продолжительность жизни сама по себе. Такая пациентоориентированность — важное направление в хирургии. Не менее важное направление — это максимальная персонализация. Мы всё больше узнаём про биологию опухоли. Даже одинаковые по внешнему виду болезни протекают по-разному, а значит, лечатся по-своему у разных пациентов, — говорит Александр Петровский. — Поэтому мы стараемся выяснить, от чего зависит рост опухоли у конкретного пациента, проводим различные исследования. Пытаемся залезть вглубь опухолевой клетки, чтобы понять, от чего зависит её рост, подбираем лекарства и методы лечения, которые подходят именно этому пациенту. А вот другому с, казалось бы, похожей опухолью такой же метод лечения может оказаться ненужным.

По его словам, раньше тем, у кого диагностировали костные опухоли, а в основном это молодые люди и даже дети, отрезали конечности. Сейчас 90 процентам маленьких пациентов ставят растущие протезы — и ребёнок ходит на них. Маленький пациент растёт — и протез растёт вместе с ним, исключая деформацию конечности. При раке мочевого пузыря врачи стараются по возможности делать эндоскопическую операцию и сохранить пузырь. Также развились эндоскопические технологии при раке желудка, кишечника. Опухоль удаляют через гастроскоп или колоноскоп, сохраняя весь орган. Такой тренд с максимально щадящими операциями существует во всей хирургии, говорит Александр Петровский.

При этом он подчеркнул, что и агрессивная хирургия тоже очень важна. Пациенты, которые ещё несколько лет назад считались неоперабельными, сегодня принимаются на операцию.

Вчера была операция у пациентки с большой опухолью, врастающей в грудине в рёбра, и ей всю эту область нужно удалять, а это каркас грудной стенки, благодаря которой мы дышим. Если всё это просто удалить, то человек не сможет жить без каркаса грудной клетки, не сможет дышать. Сейчас мы делаем индивидуальные протезы, которые печатаются на 3D-принтере из спецматериала, подбираемого под каждого пациента. После удаления опухоли из грудины с отрезками рёбер ставится протез, который позволяет сохранить жизнь и её качество. Пациенты дышат, и наша клиника единственная в стране, которая выполняет подобные операции и владеет такими технологиями, — рассказал Александр Петровский.

Есть ли у онкологии будущее

Александр Петровский отметил, что рак давно не приговор и больше половины пациентов полностью выздоравливают.

В нашей стране, где не самые радующие цифры ранней диагностики, огромному числу пациентов даже при распространённых стадиях нам удаётся продлить жизнь на пять, десять лет. Если говорить о раке молочной железы, то даже у пациенток, у которых есть отдалённые метастазы, продолжительность жизни будет превышать пять лет, — говорит Александр Петровский. — Хотя раньше это было невозможно. При меланоме буквально пять лет назад, даже если кто-то из пациентов переживал годовой рубеж, это был успех. Сегодня 40 процентов этих пациентов живут больше пяти лет благодаря современным методам лечения.

Фото © ТАСС / Валерий Шарифулин

Фото © ТАСС / Валерий Шарифулин

По словам специалиста, таких успехов в онкологии удалось добиться благодаря глубокому вниманию всего мира к этой области. Не зря появился Всемирный день борьбы против рака, отметил онколог.

Он рассказал, что врачи знают мельчайшие механизмы болезни. Знают, какой сигнал внутри клетки передаёт посыл к росту опухоли, и специалисты пытаются воздействовать на эти сигналы, блокировать их. В боевом арсенале медиков — иммунная система пациента, которую врачи учат распознавать опухоль как чужеродную и не давать ей развиваться. Понимание этой биологии помогает с каждым годом улучшать результаты лечения, отметил Александр Петровский.

Онколог рассказал, что раньше врачи использовали химиопрепараты. Своё название лечение получило от первого препарата, который использовался для терапии онкобольных. Он был производным от иприта — газа, химического оружия Первой мировой войны.

Конечно, сейчас ипритом больных не лечат. Но по-прежнему химиотерапевтические препараты — это основа лечения многих опухолей, отметил онколог.

Медицина всё больше узнаёт об опухолях. Появилась таргетная терапия, когда к определённой молекуле находят антитело, которое взаимодействует с этой молекулой и останавливает рост опухоли.

Дальше врачи поняли, как заставить организм пациента воспринимать опухолевую клетку как чужеродную. Так появилось новое направление — иммунотерапевтическое.

Из новейшего — врачи учат лимфоциты бороться против опухоли. Это направление называется CAR-T-терапия.

Специалист рекомендует не бояться идти к врачу, даже когда ничего не болит. Скрининговые программы позволяют обнаружить рак уже на ранней стадии, когда злокачественная опухоль ещё не развилась и её можно вылечить.

И второе, отмечает онколог, если что-то беспокоит, следует не прятать голову в песок, а идти к врачу. В руках специалистов много средств, которые позволяют надеяться на положительный результат большинству пациентов.

Рак — это болезнь, от которой можно излечиться. У каждого высокий шанс вылечиться, особенно на ранней стадии. Почти все опухоли на ранней стадии мы отлично излечиваем, — говорит Александр Петровский.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1