Ненависть мирного времени: в Сети объявили войну ветерану за суд с Навальным

Журналист Мария Дегтерева — о том, почему либеральная общественность пышет ненавистью к тем, кто отстоял их право на жизнь.

6 февраля 2021, 16:16
70300
<p>Фото © ТАСС / Пресс-служба Бабушкинского суда</p>

Фото © ТАСС / Пресс-служба Бабушкинского суда

Я давно наблюдаю за оппозиционной жизнью в родной стране, глядя на неё, словно на постановку не то Даниила Хармса, не то романа Голдинга "Повелитель мух". Казалось, ничто не может меня удивить, тот орган, который отвечает за естественное изумление, попросту атрофировался с годами. Марши с унитазными ёршиками над головой, плач по хамону и пармезану, реклама митингов для подростков в "Тиктоке" — на этом фоне всё кажется каким-то мелким, суетливым, неискренним. Но вчера оппозиционеру Навальному удалось ввести в ступор и меня!

Во время суда, где его обвинили в клевете в адрес ветерана ВОВ, Алексей Анатольевич то ли впал в тревожное медицинское состояние, то ли показал своё истинное лицо. "Ваш дед — кукла с медалями", — кричал он, перебивая судью. "Вы нарядили его в китель и хотите получить немного денег", — огрызался он на родственников потерпевшего.

© Facebook

© Facebook

Всё это звучало при живом Игнате Артёменко, 94-летнем дедушке, бывшем партизане, герое-победителе. Игнат Сергеевич находится в здравом уме и при памяти, в этом легко убедиться — Интернет полон его живых интервью. И что он чувствовал, слушая о себе в третьем лице подобные речи, понимая, что их растиражируют на всю страну, страшно даже подумать. Заседание пришлось прервать, вызвав ветерану, который выступал по видеосвязи, скорую помощь.

Казалось бы, какая тут может быть реакция? Ужас, оторопь, неловкость, которую испытываешь, глядя на дикаря. То самое чувство, которое хорошо показано в фильме Бортко "Собачье сердце" — в момент, когда Шариков поёт "Эх, яблочко".

— Он всё ещё танцует?

— Танцует.

Звук падающего тела.

© Facebook

© Facebook

Других эмоций, казалось бы, и быть не может. Ведь, даже если предположить, что процесс полностью сфабрикован, ветерана, я не знаю, подговорили (потому что показания он даёт вполне свободно, внятно и уверенно) и всё подстроили, — так нельзя. Кстати, насчёт сфабрикованности. Кто-нибудь мне объяснит, какая сила могла заставить врать человека, получающего около 90 тысяч рублей пенсии, прошедшего ад войны, прожившего долгую и наверняка не самую простую жизнь? Зачем ему это? Для чего?

© Facebook

© Facebook

В любом случае просто немыслимо вести так себя в присутствии человека 94 лет, героя войны. Да и попросил-то он всего лишь извинений за слова "продажные холуи", причём не только для себя, но и для недавно скончавшегося актёра Василия Ланового (высказывание Навального касалось и его тоже). Казалось бы, найди в себе силы, извинись.

Но гораздо страшнее поведения самого оппозиционера реакция на него нашей "лучшей и продвинутой" публики. "В Навальном после его чудесного спасения появилось какое-то новое веселье. Настоящее, непобедимое веселье, даруемое неподдельной свободой. Счастье внезапного освобождения речи, по Довлатову.

Как он разговаривает в этом суде — это счастье!" — написал Виктор Шендерович у себя в "Фейсбуке". Я поначалу просто не поверила глазам, но вгляделась — нет, не показалось! К посту — более тысячи комментариев известных в той или иной степени либеральных интеллигентов, лидеров, мнений публицистов и блогеров.

"Да, это невероятное что-то. Настоящий кураж. Упоение в бою. Это спасёт его и не позволит сломать", — пишет в ответ журналист Ксения Ларина, и её комментарий набирает более 800 лайков. "Да. Давно обратила внимание. Миссия", — подхватывает бард Вероника Долина, родительница известного кинокритика, вероятно, имея в виду "мессия". Но так ли важна орфография в революционной борьбе?!

© Facebook

© Facebook

Я погружалась в этот праздник людоедства и не могла поверить своим глазам. Представить, что это происходит в моей родной стране, невозможно, немыслимо. Я не могла и допустить, что после вчерашнего суда фамилию Навальный будет прилично произносить вслух, а тут не просто оправдания — победный хор!

И кого они победили? Кого победил Сергей Пархоменко, который не без злорадства и сладострастия пророчит ветерану Артёменко смерть в прямом эфире? Кого победила вся эта, не побоюсь назвать вещи своими именами, секта? 94-летнего дедушку, которому почему-то не понравилось, что "честь и совесть" нынешних протестующих называет его "продажным холуём"? У меня нет никакой человеческой возможности смотреть на всё это спокойно. И поэтому я хочу обратиться ко всей либеральной интеллигенции враз.

Дорогое Пархомбюро!

После феерического выступления вашего дуче, особенно после вашей наглядной реакции на него, можно смело сказать: вы сражаетесь не с государством, не с режимом и не с Путиным. Вы сражаетесь со своим собственным народом. Что он вам не угодил (недостаточно тонок, умён, начитан) — мы слышим уже много лет и смирились. Но что и ветераны ВОВ вам не кажутся способными на собственное мнение, не так симпатичны своей риторикой или ещё чем-то — это, конечно, новость.

Есть такое понятие — историческая память. И психически здоровый русский человек прекрасно понимает, где в его личной градации находится герой-освободитель 94 лет, а где — политический рвач, бульварный гапон, не гнушающийся ничем, способный идти и по живым, и по мёртвым к своей большой политической победе.

И пока эти люди (неуклюжие в формулировках и недостаточно начитанные — по вашим меркам) живы — никакой вашей победы не будет. Как сказала одна ненавидимая вами партизанка — нас двести миллионов. Немного перефразируя — всех не заткнёте!

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1