"Морская Хиросима" и герой блокбастера: почему подлодку К-19 боялись советские и американские подводники

24 февраля 2021, 16:06
28360

Фото © Keystone / Hulton Archive / Getty Images

<p>Фото © Keystone / Hulton Archive / Getty Images</p>

Первая атомная подлодка с баллистическими ракетами строилась в страшной спешке. Стремление показать американцам всю мощь советского оружия обернулось не только работой в три смены и огромными расходами, но и несколько раз ставило мир на грань ядерной катастрофы.

Ударная сила

Головная подлодка проекта 658 считалась последним писком военных технологий. Первую атомную субмарину с баллистическими ракетами на борту построили в рекордные сроки — уже 11 октября 1959 года лодку с тактическим номером К-19 приготовили к спуску на воду. Правда, почти сразу военные моряки, которые и без того суеверны, напряглись из-за уцелевшей бутылки шампанского, традиционно разбиваемой о борт нового корабля.

Неразбитую бутылку не стали принимать близко к сердцу и под торжественный марш подлодку начали спускать на воду. Традиционная для флота церемония едва не обернулась трагедией — корабль едва не пошёл ко дну вместе со специальным стапелем, на котором был закреплён, и спусковой бригаде пришлось экстренно срезать крепления газовым резаком.

К-19 (заводской номер 901), хотя её и называли первой атомной подлодкой с баллистическими ракетами, строилась в ответ на создание аналогичных субмарин в США. Несмотря на требования передать корабль военным как можно быстрее, успеть раньше американцев не получилось — К-19 сдали на три месяца позже, чем первую АПЛ George Washington.

Фото ©  Keystone / Hulton Archive / Getty Images

Фото © Keystone / Hulton Archive / Getty Images

Ответ на американские ракеты

Опыта в производстве атомных подлодок с баллистическими ракетами в СССР не было. В отличие от США, где теме создания атомных субмарин всегда уделяли много внимания, весь путь проектирования К-19 пришлось проходить через пробы, ошибки и титанические усилия. Бывший командир группы систем управления ракетным оружием (БЧ-2) К-19, капитан первого ранга Глеб Богацкий однажды даже назвал точные цифры — по три тысячи рабочих на каждую смену. Строили первый корабль с баллистическими ракетами в три смены — 24 часа в сутки.

Желание догнать и перегнать американцев неизбежно сказалось и на качестве головного корабля — при пуске реактора давление оказалось вдвое больше обычного, и лишь чудом никто из членов экипажа не погиб и не получил смертельную дозу радиации. Капитан первого ранга, историк флота Игорь Курдин поясняет: проблемность головных кораблей сохраняется и сегодня.

На этапе ходовых испытаний и при производстве всегда возникают сложности. Кроме того, К-19 строилась как инструмент для срочного ответа. Эта подлодка была головным кораблём в серии и строилась на базе субмарин 627-го проекта. Но не нужно заблуждаться и думать, что это К-19 была проблемной. Слабые места, например парогенераторы, были и на других советских подлодках. Одна из них — К-3 "Ленинский комсомол"

Игорь Курдин

Капитан первого ранга, историк флота

<p>На этапе ходовых испытаний и при производстве всегда возникают сложности. Кроме того, К-19 строилась как инструмент для срочного ответа. Эта подлодка была головным кораблём в серии и строилась на базе субмарин 627-го проекта. Но не нужно заблуждаться и думать, что это К-19 была проблемной. Слабые места, например парогенераторы, были и на других советских подлодках. Одна из них — К-3 "Ленинский комсомол"</p>
<p>На этапе ходовых испытаний и при производстве всегда возникают сложности. Кроме того, К-19 строилась как инструмент для срочного ответа. Эта подлодка была головным кораблём в серии и строилась на базе субмарин 627-го проекта. Но не нужно заблуждаться и думать, что это К-19 была проблемной. Слабые места, например парогенераторы, были и на других советских подлодках. Одна из них — К-3 "Ленинский комсомол"</p>

Во время ходовых испытаний К-19 выяснилось, что при проектировании допущена серьёзная ошибка — лодка имела едва заметный крен на один градус. Во время отработки экстренного погружения крен увеличился до 30 градусов, лодка начала быстро заваливаться на бок. Аварийное всплытие субмарины едва не привело к столкновению кораблей сопровождения, но даже с таким дефектом испытания было решено продолжать.

Плавающий гроб

В январе 1960 года произошло первое происшествие. Офицер-оператор ядерного реактора повредил установку из-за неправильно выбранного алгоритма снижения мощности. Из-за этого подлодка не только лишилась одного из реакторов, но и пережила настоящую операцию со вскрытием лёгкого и прочного корпуса, крышки реактора и перегрузки ядерного топлива. Через год стали проявляться и другие особенности лодки. Во время боевого патрулирования в Баренцевом море у субмарины заклинило рули глубины, появился сильный дифферент, из-за которого лодка начала "клевать носом" и могла врезаться в дно. Лишь экстренная продувка балласта помогла вытолкнуть корабль на поверхность.

3 июля 1961 года на К-19 произошла авария кормового реактора. Устранять неисправность решили своими силами, однако отсутствие защитных костюмов и смертельные дозы радиации унесли жизни восьми матросов и офицеров. Ещё через сутки, после того как аварию на реакторе частично устранили, экипаж К-19 был эвакуирован. В том же году, уже после дезактивации, К-19 отправляется в ремонт с заменой реакторного отсека и вновь зачисляется в состав флота лишь три года спустя. Пять лет К-19 служит относительно беспроблемно и даже ставит рекорды — выполняет боевые стрельбы в северных широтах, проскальзывает под носом у потенциального противника, наблюдает за учениями ВМС США и НАТО.

15 ноября 1969 года подлодка К-19 сталкивается с американской USS Gato — после сильного удара обе подлодки уходят на базы с повреждениями прочного корпуса. Ещё через год, уже после восстановительного ремонта, первая советская АПЛ попадает в новое морское ДТП — на входе в Мотовский залив субмарина врезается в рыболовецкий сейнер. До 1972 года подлодка несколько раз проходит ремонт и ломается в море, однако все неисправности устраняются на месте.

Но 24 февраля из-за утечки масла в машинном отделении начинается сильный пожар, устранить который своими силами становится невозможно. Подлодка лишается хода и ложится в дрейф. В страшном пожаре погибло 28 человек. 12 матросов просидели в закрытом кормовом отсеке 23 дня без света и почти без воды и пищи.

Повезло или нет?

Фото © Depositphotos

Фото © Depositphotos

Бывший генконструктор ЦКБ "Рубин" Виктор Семёнов вспоминал: поступить по-другому и отказаться от строительства таких лодок было нельзя.

Всё это (строительство субмарин с ядерным оружием. — Прим. Лайфа) делалось ради того, чтобы в комплексе отработать сложнейший механизм производства. А это был путь проб и ошибок

Виктор Семёнов

Бывший генконструктор ЦКБ "Рубин"

Несмотря на постоянную критику, свои задачи подлодки 658-го проекта выполнили на отлично. Бывший командир БЧ-2 на подлодке К-284 Андрей Веденский пояснил, что даже разница в потенциале и возможностях на время позволила СССР "успокоить" американских военных.

К-19 и все лодки этого проекта уступали американским по боевой мощи — три ракеты вместо 16. Но дело было не в количестве. Боевого пуска с пяти бортов было достаточно, чтобы нанести американцам непоправимый ущерб. Да, лодки (658 проекта. — Прим. Лайфа) были шумные, проблемные, но они были. И несли боевую службу. Это главное, что нужно помнить

Андрей Веденский

Бывший командир БЧ-2 подлодки К-284

Бывшие подводники отмечают, что именно К-19 и субмарины этого проекта в целом позволили СССР на время сохранить ядерный паритет и дали заводам время на подготовку к производству подводных крейсеров следующего поколения.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1