Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Регион

Военное духовенство: Как служат Богу на фронте

Несмотря на опасность и неопределённый правовой статус, поток священнослужителей разных конфессий, желающих принять участие в СВО, не иссякает.

23 февраля 2023, 12:16
22576
Фото © LIFE

Фото © LIFE

Молитва для фронта

На фронт собирались ехать по темноте. Отец Дионисий, 30-летний священник могучего телосложения, проворно натянул бронежилет через бородатую голову, а затем привычным движением вытащил из-под него нагрудный крест.

Отец Дионисий. Фото © LIFE

Отец Дионисий. Фото © LIFE

— Ну, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай, — священник прихлопнул ладонью по броне, — случись чего, спросишь у Господа: "А ты чего меня не спас?" А он ответит: "А бронежилет тебе на что дан?"

В эту крещенскую ночь о. Дионисий направлялся на окраины Донецка. Минут через двадцать езды от центра города обычно ярко освещённые городские улицы потемнели — машина въехала в прифронтовую зону. Водитель тут же выключил фары — светомаскировка. Откуда-то слева в небо полетели огненные стрелы, освещая реактивными струями низкие тучи, а через несколько мгновений донёсся раскатистый грохот — российская реактивная артиллерия отработала по противнику. Дионисий и глазом не повёл — в этих краях со временем перестаёшь обращать внимание на подобные спецэффекты.

Выезд переносили несколько раз за вечер — обстановка на фронте менялась быстро. Вот и этим вечером сравнительно спокойное по фронтовым меркам место, куда собирался священник, несколько раз подверглось обстрелу.

Фото © LIFE

Фото © LIFE

— Есть некоторые подразделения, в которые мы не можем попасть днём, — объяснил о. Дионисий, — чтобы туда доехать, нужно соблюдать светомаскировку, дабы не выдавать своего присутствия. Днём нас очень хорошо видно с воздуха, с вражеских позиций. А сейчас, ночью, большой шанс попасть туда незамеченными.

В "располаге" бойцы уже заждались. За полгода в зоне СВО о. Дионисий успел со многими из них подружиться, так что солдат приветствовал, как родных. Из объёмной сумки священник достал икону, кадило, водосвятную чашу. За несколько минут тесная южнорусская хата превратилась в небольшую молельную. Убедившись, что все в сборе, Дионисий обратился к бойцам.

Фото © LIFE

Фото © LIFE

— С Крещением Господнем вас, братцы! — на улице в унисон загрохотала канонада. Дионисий даже не запнулся: — Целуй крест! Благодать Святага Духа во имя Отца и Сына и Святого Духа! С праздником!

Служба получилась короткой: час поздний, а надо ещё заехать к бойцам в другие подразделения. На прощание вся паства, встав в круг, разом обнялась с батюшкой для благословения — как обнимаются футболисты перед важным матчем.

— Кайтесь, братья, в своих согрешениях, Господи, прости нас грешных и помилуй, — перед уходом священник отпустил грехи солдатам.

Божий промысел и социальные гарантии

Отец Дионисий. Фото © LIFE

Отец Дионисий. Фото © LIFE

Отец Дионисий исполнял монашеский обет в Троице-Сергиевой лавре, когда началась спецоперация. Спустя несколько дней он подал прошение о переводе на фронт. "С первого дня я понял, что должен в этом поучаствовать. Если к твоим воротам подкатывают бандиты, надо что-то делать. Как минимум вызвать полицию и готовиться к обороне, — вспоминает священник. — Господь нам велит всегда быть со своим народом и со своими воинами плечом к плечу".

Сегодня счёт фронтовым батюшкам уже пошёл на десятки. Зачастую наравне с бойцами они находятся на передовой, рискуя здоровьем и жизнью. В открытых источниках нет актуальных данных о "боевых" потерях среди священнослужителей, однако в декабре прошлого года Патриарх Кирилл рассказал о пяти погибших священниках. В ноябре Владимир Путин присвоил протоиерею Михаилу Васильеву звание Героя России — посмертно.

Фото © LIFE

Фото © LIFE

Несмотря на всю опасность работы, у военных священников нет правового статуса. Как правило, РПЦ отправляет клириков в обычную командировку, значит, государство не оказывает поддержки священникам и их семьям в случае ранения или гибели. Пути Господни неисповедимы, но семьям погибших священнослужителей надо что-то кушать в случае потери кормильца. В январе этот вопрос поднимал в Госдуме патриарх Кирилл. Глава РПЦ говорил о необходимости социальных гарантий для военных священников.

Отец Дионисий, кажется, мало переживает о собственных социальных гарантиях, а может, просто стесняется говорить о них.

Для него правовой статус военного священника — это в первую очередь возможность доступа к своей пастве: "Существует некое недопонимание между Минобороны и нашим Синодальным отделом. Они уже очень долго не могут договориться. Даже если мы приходим в зону боевых действий добровольцами, куда нас взять и как вписать? Мы гражданские, а не военные, и зачастую не можем быть там, где находятся наши воины".

Фото © LIFE

Фото © LIFE

Заочно мысль о. Дионисия развил его коллега по военно-церковному делу о. Роман.

— В штатном расписании Вооружённых сил от бригады и выше полагается штатный священник — заместитель командира по работе с верующими военнослужащими. Сейчас, к сожалению, такого нет ни в бригадах, ни в полках, — размышлял клирик по дороге в подшефное подразделение. Как и отца Дионисия, там его службы ждала паства, — редко-редко, когда батюшки находятся постоянно, чаще приезжают дня на три. Там-сям послужили, бойцов маслом помазали, уехали — у них свои приходы и семьи. Вот такое благословение у них.

Позывной — Батюшка

Позывной — Батюшка. Фото © LIFE

Позывной — Батюшка. Фото © LIFE

Отец Роман (позывной Батюшка) приехал в Донбасс в июле и с тех пор практически не выезжал оттуда. Первые месяцы он окормлял легендарную "Пятнашку". Там он наравне с бойцами проводил на передовой по четверо-пятеро суток: "Исповедовал, причащал, молебны служил там каждый день, псалтыри читал. Я думаю, на передке вера необходима. Долго ли без неё там боец проживёт? Здесь веру принимают язычники и иноверцы в православие крестятся".

Фото © LIFE

Фото © LIFE

На сегодняшний день отец Роман "ведёт" сразу несколько воинских подразделений. Утром — в больницу к раненым, днём — завезти гуманитарку, вечером — службы для бойцов. Даже с таким плотным графиком Батюшка не успевает окормлять всех желающих — уж слишком большая паства для одного священника.

12 православных батальонов

Фото © LIFE

Фото © LIFE

Среди подшефных отца Романа — православные батальоны. Так называют целую плеяду подразделений, объединённых особо внимательным отношением к религии. Как правило, называются они в честь святых или мучеников: батальон им. Александра Невского, Ильи Муромца, Александра Пересвета… Всего 12 подразделений, большинство из них укомплектовано мобилизованными из ДНР. Стараниями священников и волонтёров их снабдили сотнями знамён с ликом Христа — теперь это своеобразная визитная карточка православных батальонов. Спас Нерукотворный и на знамёнах, и на шевронах. В военно-полевых условиях, бывает, он заменяет и иконы.

Позывной Пилот. Фото © LIFE

Позывной Пилот. Фото © LIFE

"С началом спецоперации появилось 12 подразделений, которые истово веруют, которые нуждаются в духовной поддержке и окормлении. Они с верой в Господа и за Святую Русь идут вперёд, не жалея живота своего, — вспоминает историю создания православных подразделений боец батальона "Русь" с позывным Пилот, — осознали и бойцы, и командование, что есть необходимость не в разовых молебнах по праздникам, а чтобы духовенство постоянно находилось на территории воинской части. Чтобы батюшка духовно окормлял бойца перед выходом на позиции. К нам много кто приезжает, но здесь не задерживаются, к сожалению, — командировки священников заканчиваются, и их отзывают обратно. Есть нужда в одном батюшке, который постоянно будет с бойцами".

"Когда наш батюшка несёт веру, людям легче сражаться, — поясняет Абхаз, командир батальона "Русь", — они становятся стойкими, утверждёнными в своей правоте и вере. Военные священники несут живительную силу нашим бойцам. Они от этого становятся крепче, не теряется дух православного человека".

Позывной Абхаз. Фото © LIFE

Позывной Абхаз. Фото © LIFE

Одно из православных подразделений — отдельная сапёрно-инженерная рота имени 40 севастийских мучеников. Название для роты придумал сам отец Роман, чем очень гордится. Священник увидел связь между мученической смертью 40 римских солдат-христиан и нашими соотечественниками-сапёрами. Те ведь тоже рискуют каждый день, да и права на ошибку у них нет. Может быть, поэтому личный состав является на службу почти в полном составе?

"Не хватает духовенства. Для нас это очень важно. С Богом легче идти вперёд, выполнять задачи, — рассказывает начальник инженерной службы роты. — Есть верующие, которые хотят исповедоваться. Есть много людей, которых родители не успели крестить, и теперь они хотят креститься".

Даниил — 29-летний доброволец из Москвы. В Донбасс он приехал после объявления мобилизации, когда получил повестку из военкомата. Решил, что лучше сам выберет подразделение, в котором будет служить, — осенью в ДНР ещё была такая возможность. Выбор пал на батальон имени Александра Пересвета.

Позывной Пересвет. Фото © LIFE

Позывной Пересвет. Фото © LIFE

На службу в православный батальон Даниил поступил, будучи язычником, и позывной себе взял соответствующий — Мухомор. Спустя четыре месяца в зоне боевых действий принял крещение и переименовался в Пересвета. Обряд провёл отец Роман.

"Я узрел чудо. Священник подарил каску бойцу, пуля от неё отрикошетила, и человек остался жив. — Пересвет объясняет, почему решил креститься. — И таких историй немало, где обычная ленточка с молитвой спасает от серьёзного ранения. Я понял, что это благое дело, и пусть оно будет со мной".

Священный джихад

Позывной Шайх. Фото © LIFE

Позывной Шайх. Фото © LIFE

Полк "Ахмат-Запад" выстроился в ожидании. Бойцы в зимнем камуфляже стояли с оружием в руках. Вот-вот они должны были отправиться на передовую, но не смели этого делать без благословения Магомеда Шайха Хийтанаева — полкового имама.

Шайх энергично выпрыгнул из машины, перекинулся парой фраз с командиром и во весь голос закричал: "Салам аллейкум, братья!" Строй отвечал ему: "Ваалейкум ассалам!"

"Братья! Мы все на священной войне, это священный джихад. Мы все боремся за веру! Мы никогда не допусим в наших сёлах и наших городах, чтобы они использовали свою нечисть!"

Фото © LIFE

Фото © LIFE

В чеченском спецназе служба Шайха проходит так, как, наверное, хотелось бы служить многим православным военным священникам. Во всяком случае, доступ к верующим у него беспрепятственный. Подобными проповедями он регулярно провожает бойцов на передовые позиции, а то и сам ездит на фронт вместе с бойцами.

"Пророк Мухаммад говорит в Хадисе: "Кто-нибудь если увидит зло, нечисть, то измените это рукой, силой". А в данный момент это получается — измените это войной, сражайтесь. Это война добра и зла. Поэтому долг всех верующих — помогать бойцам делом и словом", — объясняет Шайх свои обязанности полкового имама. Отчасти своим бойцам он заменяет политрука, ведь, если человек знает, что он на истинном пути, для него нет никаких преград".

Фото © LIFE

Фото © LIFE

Проповедь Магомед Хийтанаев закончил в традициях полка: "Ахмат" — сила! Россия — сила! Донбасс непобедим!" Паства отвечала ему дружным хором. Затем — несколько быстрых фотографий на память, полк разбежался по машинам и отправился на фронт. В удаляющихся лицах солдат проглядывал весёлый задор.

***

В январе РПЦ и Министерство обороны рассказали о разработке концепции документа, который даст правовой статус военным священникам и приравняет их к добровольцам и контрактникам. Владимир Путин поддержал проект, однако конкретные сроки его реализации пока неизвестны. Несмотря на это, десятки военных священников продолжат добровольно ездить в зону боевых действий. Для многих из них это уже не просто служба, а личная война добра со злом.

Нужно ли давать священникам какой-то особый статус на СВО?

0
Комментариев: 0
avatar
Для комментирования авторизуйтесь!