57 оттенков школьного романа

205827

1 сентября в элитной московской школе № 57 в этом году внешне ничем не отличалось от прежних, но всё же было иным: сдав нарядных детей педагогам, родители сбились в кучки. Им было что обсудить: учителя истории Бориса Меерсона заподозрили в педофилии, он уже уволился и сбежал в Израиль, в самой школе ждут следователей, которые начали проверку. В социальных сетях до сих пор бывшие и нынешние ученики, сочувствующие и просто зеваки сходятся в словесных баталиях, выясняя, нравственно ли учителям заводить романы с учениками, пусть даже повзрослевшими.

По шквалу постов бывших школьниц и учителей уже трудно понять, где правда, а где месть. Одни до сих пор боготворят Меерсона, считая, что в его жизни не могло быть мыслей о девичьих трусах, другие проклинают его, уверяя, что только теперь для них закончилась вся эта грязная и отвратительная история. Лайф поговорил с одной из жертв Меерсона, коллегами и родителями школьников. Почти все из них согласились говорить о деталях этой грязной истории только на условиях анонимности. 

"Он писал мне, что его жизнь кончилась"

— Я была ученицей Меерсона в старших классах. Никаких предпосылок в школе не было, а роман начался уже после выпускного (это было начало 2000-х), когда я закончила школу, — рассказывает Лайфу одна из выпускниц. — Инициатором был сам Борис Маркович (Борис Меерсон. — Прим. Лайфа). Мне тогда было без пяти минут 17 лет. Безусловно, никаких предпосылок в школе не было. Я настолько не ожидала поползновений с его стороны, что это действительно было полной неожиданностью. О нём многие шутили, на него многие засматривались, но назвать это предпосылками я не могу, поэтому была очень удивлена вниманием с его стороны. 

По её словам, отношения начались во время поездки на археологическую практику.

— Мы ещё в школе ездили с ним на раскопки. И даже после школы, если было желание продолжать участие в работе экспедиции, могли туда ездить. Я приехала туда после окончания школы. И Борис Маркович был в этой экспедиции. Там, собственно, всё и произошло. Да, в сексуальном плане он ко мне приставал, — вспоминает девушка. — Он вёл романтические разговоры, а потом... У него ко мне были чувства, но про себя я не могу такого сказать. Наши отношения длились много лет: с момента выпускного и до 2008 года, когда мы окончательно перестали подавать друг другу руку. Я сама инициировала расставание, потому что у меня начались другие отношения.

Она утверждает, что расставание не входило в планы Меерсона.

— Мы расстались со скандалом. Он не хотел заканчивать отношения. Он довольно умный человек, и ничего такого, что дало бы мне повод формально оградиться, он не делал. Он не угрожал. Он просто писал письма о том, как он несчастен и что его жизнь кончилась, — добавляет она.

Даже пройдя через длительные отношения с бывшим учителем, девушка считает, что "дело Меерсона" лежит не в юридической плоскости, а в этической.

Фаворитки учителя истории

Судя по всему, она была всего лишь одной из фавориток учителя истории. Возможно, подобные истории так и остались бы темой обсуждения для узкого круга бывших школьников, если бы в конце августа выпускница того же 2000 года Екатерина Кронгауз не вывесила на своей странице в "Фейсбуке" пост, который и породил грандиозный скандал.

— Больше 16 лет мы знали, что учитель истории крутит романы с ученицами. Довольно симпатичный мужик, умный, ироничный, обаятельный. Немудрено было влюбиться. Мы были маленькие, а думали, что большие. А потом шли годы — мы становились больше, а его возлюбленные менялись и оставались маленькими, — писала Екатерина Кронгауз, не оглашая никаких имён. Впрочем, вычислили школу и учителя довольно быстро. Почти сразу стало известно, что Меерсон уволился летом и даже уехал в Израиль. 

С разоблачениями потянулись и другие бывшие ученицы школы № 57. Тогда же прозвучали имена некоторых других учителей. 

— Я думаю, что разрастающееся и системное насилие над ученицами в старших классах, которое происходило больше 15 лет, дошло до своей финальной фазы. Думаю, школа в таком виде должна прекратить своё существование, — написала в "Фейсбуке" выпускница 2000 года Надежда Плунгян, которая ранее в рамках сетевого флешмоба #ЯНеБоюсьСказать поведала историю о том, как в детстве пережила сексуальное домогательство со стороны некоего учителя.

— Мне было 13, ему 20—21, он преподавал в матклассах, и я была не первым его объектом. Он караулил меня после каждой перемены и шёл за мной до дома, тесня к стене, а потом звонил по телефону и держал меня часами на проводе, угрожая самоубийством. Уверял, что бросил из-за меня институт. Заваливал меня электронными письмами, по несколько в день. Я страшно его боялась, но мне было некому сказать, — вспоминала Надежда.

Девушка открыто признавалась: в 57-й школе было много насилия.

— Вообще, насилия в стенах школы было много, и никто не осознавал масштабов, хотя почти все дети его видели. Ни у кого не было ответов. Вслух ничего не обсуждалось, — писала она.

Позже появилось признание Инны Маршановой: "Я, когда училась в 11-м классе, занималась сексом с Б.М. Меерсоном. Мне очень страшно писать об этом в открытом посте. Я считаю, что учителя не должны спать с ученицами".

О подобных историях стали писать не только бывшие ученицы, но и учителя. Одно из таких сообщений разместила на своей странице экс-преподаватель школы № 57 Александра Кнебекайзе.

— Я очень не хотела ничего писать по поводу ситуации, сложившейся вокруг пятьдесят седьмой школы. К сожалению, после последних событий такой возможности для себя я не вижу. Я работала в этой школе, в ней работал мой муж, в ней отучились с первого по одиннадцатый класс мои дети, я знаю многих учителей и выпускников, и я скажу, что знаю и думаю. Начну с того, с чего всё началось, — с секса с учениками. К сожалению, сомневаться в том, что он происходил, не приходится. До сегодняшнего дня мне были известны три случая (один из них закончился абортом, второй — рождением ребёнка), не считая многочисленных и упорных слухов. Только один из случаев связан с уволенным из школы Борисом Меерсоном, два других — с двумя другими учителями. Один из них, вернее, одна уволена, другой продолжает работать в школе, — пишет бывший преподаватель.

В 2005 году школьники пытались что-то с этим сделать: публиковали в "Живом журнале" посты с критикой учителей и намёками на проблему педофилии.

— В ответ Борис Меерсон и учитель права Андрей Петроковский составили "меморандум", запрещающий ученикам "диффамацию учителей". Это было оформлено как некий документ нравственности, позволяющий выгнать любого ученика, который сообщает неприятные сведения об учителе публично, — рассказала в "Фейсбуке" Плунгян. — Многие учителя это подписали, почти даже не читая. "Меморандум" был опубликован в Сети от лица администрации с подписью директора.

Этот "меморандум" до сих пор вызывает споры и негодование у бывших и нынешних учеников. 

 

"Я не хочу видеть, как страдают другие"

Увольнению Меерсона предшествовала другая непубличная история: группа бывших выпускниц школы разоблачала учителя, собирая показания его жертв и другие доказательства. Они же обратились за помощью к некоторым бывшим учителям, которые их не только поддержали и вынесли проблему на поверхность, но и добились ухода Меерсона из школы, пусть даже и под благовидным предлогом. Инициатором этого разоблачения стала выпускница 2015 года Ревекка Гершович.

О хронологии событий на своей странице в "Фейсбуке" рассказала её подруга, коллега и также бывшая учащаяся школы № 57 Ольга Николаенко. Последняя была директором в Центре адаптации и обучения детей беженцев, где в своё время Ревекка работала волонтёром.

— Однажды Ривка пришла ко мне и рассказала о том, что с ней происходило в школе. И сказала, что очень хочет, чтобы этого больше не было ни с кем и никогда. И что есть ещё люди, которые готовы мне рассказать о том, что произошло с ними. Я пообещала что-нибудь предпринять и храбро пошла рыдать на плече Саши Танхилевича (одноклассник. — Прим. Лайфа). И обратилась к Надежде Ароновне (учитель словесности Надежда Шапиро. — Прим. Лайфа) за помощью и советом, — пишет Николаенко.

Как выяснилось, Ревекка Гершович до сих пор тяжело переживает всё, что у неё случилось с Меерсоном.

— Последние два года, с начала 11-го класса, я желаю всей душой, чтобы со мной ничего этого никогда не происходило, чтобы это всё оказалось страшным сном. Я не могу даже передать, насколько это было болезненно. Я не хочу больше просыпаться и не дышать. Я не хочу больше судорожно раздирать своё тело. Я не хочу больше видеть, как страдают другие. Я хочу, чтобы этого ада никогда-никогда не было в моей жизни. Однако уже ничего не воротишь. Единственное, что я могу сказать сейчас: я излечусь, а другие не пройдут через всё это! — написала на своей странице в соцсети Ревекка. — Знаете, почему я молчала два года? Потому что Борис Маркович говорил, что если ты скажешь, то школу закроют. Фактически это был своеобразный шантаж. Меерсон отлично знал, что его действия противоправны, поэтому он подготовил себе местечко для побега — Йокнеам.

Девушки начали собственное расследование, привлекли юриста и стали собирать свидетельства жертв разных годов выпуска.

— Я хочу здесь сказать ещё одно важное: в значительном числе случаев происходящее нельзя было описать как "романы с ученицами". Это было сознательное и циничное использование положения учителя без всякой "романтической" составляющей. В конце июля мы пришли к администрации и рассказали о том, что узнали. Борис Маркович на тот момент находился в Израиле. Мы не планировали этого — мы выбрали единственный день, когда все представители администрации были в Москве. Мы назначили встречу с самим Меерсоном, однако Борис Маркович остался в Израиле и подписал заявление об увольнении, — пояснила Ольга Николаенко. 

По её словам, они не хотели предавать историю широкой огласке, чтобы лишний раз не травмировать бывших жертв Меерсона. Однако считали необходимым рассказать о произошедшем в педагогическом коллективе, чтобы осмыслить ситуацию и предотвратить возможность её повторения в будущем.

29 июля в школе прошёл педсовет, на котором выступила Надежда Шапиро и рассказала коллегам о причинах увольнения Бориса Марковича. 

Свои среди чужих

Администрация элитной школы оказалась не готова к такому скандалу. Лишь через несколько дней директор Сергей Менделевич разместил на сайте школы открытое обращение. В нём он сообщил, что к расследованию ситуации вокруг Меерсона подключились следственные и контролирующие органы, и выступил с инициативой создания общественного совета с участием выпускников, родителей и учителей.

— Я желал бы дать вам все ответы немедленно, как только на нас начало обрушиваться огромное количество страшной и противоречивой информации. Разобраться в происходящем — и c тем, что происходило раньше, и с тем, что происходит сейчас, — оказывается, совсем не просто. Вопросов пока гораздо больше, чем ответов... Именно поэтому я призываю всех принять участие в этой неприятной, но необходимой для нашей школы работе. Эта работа уже начата с разных сторон неравнодушными и совестливыми людьми. Уверен, они хотели только гласности и честного разговора, — отметил Менделевич.

Учительский коллектив школы раскололся на два лагеря. Одни осуждали Меерсона, другие защищали. Второго сентября состоялся педсовет, после которого из школы о своём уходе заявили четыре преподавателя, которые добивались огласки этой истории. Как сообщил у себя на странице в "Фейсбуке" учитель литературы Сергей Волков, в школе прошло собрание, на котором ему и ещё нескольким учителям предложили "определиться". Преподаватели определились — об уходе заявили Сергей Волков, его коллеги Анна Волкова, Наталия Сопрунова и учитель словесности Надежда Шапиро. 

Именно они потребовали от администрации, чтобы о произошедшем в школе сообщили на педсовете, чтобы оно не было замолчано, чтобы было сделано заявление о недопустимости произошедшего и о том, что такое поведение будет жёстко пресекаться впредь. Этого не произошло. 

После ухода четырёх учителей в их поддержку выступила целая группа бывших выпускников школы, которые пообещали организовать любую помощь, в том числе и правовую, а также просили учителей остаться в школе.

— Мы, подписавшиеся под этим письмом выпускники школы разных лет и разных классов, прежде всего хотели бы выразить вам свою поддержку и благодарность за то, что вы подняли и продолжали тяжёлый разговор о недопустимых в школе интимных отношениях между учителем и учениками. Обсуждение этой темы обнажило огромное количество очень серьёзных проблем внутри школы, которые требуют решения. Как бы дальше ни развивалась ситуация, мы благодарны вам за то, что она сдвинулась с мёртвой точки. Нам это очень важно. Спасибо вам, — написали ученики. 

2 сентября стали происходить странные вещи: директор школы Сергей Менделевич опубликовал обращение к ученикам, учителям и родителям, в котором сообщил о намерении покинуть свой пост.

— Я принял решение оставить дело всей моей жизни. Очень надеюсь, что мой уход поможет 57-й школе выйти из тяжёлого кризиса. Этим решением я хочу показать, что, безусловно, ставлю интересы детей и учителей выше собственных. Школе, которая была и остаётся частью моей судьбы, предстоит новая жизнь — пусть она будет прекрасной,  — говорится в его сообщении.

Замдиректора Екатерина Вишневецкая также написала в "Фейсбуке" о том, что в понедельник, 5 сентября, намерена покинуть школу. Впрочем, почти сразу Департамент образования Москвы опроверг увольнение Менделевича, а заявление о его уходе на сайте школы убрали. 

Мы добились главного: к школе он больше не подойдёт

Одна из преподавателей школы, которая добивалась огласки этой истории, считает, что поступила правильно.  

— Я сама не проводила расследования. Есть мои ученики, которые мне всё и рассказали. Чтобы вы понимали, то у каждого класса в школе своя жизнь и мы практически не пересекаемся. И мы не очень знаем, что происходит вокруг нас. Дети начали возмущаться и рассказали, что слышали. Так мне стало известно про отношения, которые длились больше пяти лет, но потом, как оказалось, параллельно идут другие отношения, ещё и третьи отношения, — говорит она. — Если бы он был не учитель, то и не о чем было бы разговаривать. Но, если бы он устраивал это всё с учениками, это был бы тоже другой разговор. Когда я узнала всё это про наших выпускников, то они сказали, что они не хотели бы повторения такого с кем-то ещё, — говорит бывшая коллега Меерсона, которая во многом способствовала тому, чтобы информация дошла до общественности.

По её словам, учитель в первую очередь должен руководствоваться профессиональной этикой, а не чувствами.

— Речь идёт о том, что истории неприятные, сексуальные случались уже после того, когда ребёнок заканчивал школу. Но у нас разные взгляды. Лично для меня они остаются детьми и в 25, и в 30 лет, — поясняет учитель. — Борис Маркович, конечно, такой красавец: высокий такой, ироничный, он хорошо знает свой предмет, и он довольно харизматичный. И, конечно же, на него смотрят. И есть массовые разговоры детей о том, что всем бы хотелось с ним отношений. Но это вещи непозволительные.

Женщина отмечает, что выпускники и педагоги добились главного: учитель, крутивший романы со своими бывшими учениками, уволен. 

— Самое главное, чего мы хотели, — это чтобы к школе он больше не подходил. Мы всю информацию вывалили на голову администрации: есть учитель и недавняя выпускница, все знают о их романе. Она приходит в школу, там жена его работает, которая очень травмированная, и сын учится, — рассказывает она. — В администрации, конечно, нам не очень поверили. А Борис Маркович заявил, что всё это враньё. Меерсон написал заявление об увольнении по собственному желанию, и его подписали. Он сейчас в другой стране и вряд ли уже приедет.

По словам другого её коллеги, те из учителей, кто настоял на увольнении Меерсона и призывал администрацию к расследованию, стали изгоями в коллективе.

— Они теперь выглядят убийцами школы. Жена его работает в школе и травмирована ужасно. Складывается такое ощущение, что она ничего не знала. Мне её ужасно жалко, — добавляет он.

Что касается правовых перспектив доследственной проверки против Меерсона, то, по мнению оставшихся учителей, эта история ему ничем не грозит.

— История плохая, но не уголовная. Роман с ученицей вспыхнул уже после выпускного вечера. Этой девочке 16 лет тогда было, поэтому ответственности он не подлежит, — поясняет один из учителей. — Ничего такого, что он делал бы на глазах у класса, не было никогда. Мне кажется, что тут проверять уже нечего. Да и не вернётся он из Израиля.

Как рассказывают коллеги жены Меерсона, также работающей в 57-й школе, она теперь уверяет, что ничего не знала о похождениях мужа. 

— Его увольнение, это, конечно, странное совпадение. Он просто очень измучился от работы. Да, он написал заявление об уходе, но по времени оно совпало с этой совершенно чудовищной историей. Просто так получилось, — именно так, по словам коллег, сейчас объясняет Любовь Меерсон увольнение и поспешный отъезд мужа в другую страну. 

Что касается отъезда Бориса Меерсона в Израиль, то его супруга говорит, что они давно мечтали туда перебраться.

— Она говорит, что муж давно мечтал туда переехать, — утверждает один из учителей. — Но нам в это слабо верится. 

Жертва мести?

Некоторые коллеги Бориса Меерсона считают, что речь может идти и об оговоре и провокации.

— В коллективе сейчас ходит такая версия: в конце июля 2016 года в администрацию школы обратились родители одного из учеников, который поступал в специализированные классы школы, но так и не поступил. Они якобы и сообщили дирекции, что у них есть доказательства непристойного поведения Бориса Марковича, — рассказывает педагог, просивший не называть его имени. — Вот 50-летнему Меерсону и предложили по-тихому уйти на пенсию по так называемой выслуге лет (согласно Закону о пенсиях РФ, учитель, отработавший в школе 25 лет, имеет право выйти на пенсию. — Прим. Лайфа), что он и сделал. 

Другой собеседник Лайфа также не верит в то, что Борис Меерсон мог быть причастен к непристойным историям.

— Вся эта история про Бориса Марковича очень похожа на подставу, — рассказала Лайфу другая коллега Меерсона. — Да вы поймите, я знаю Бориса много лет. Он очень обходительный, вежливый, тактичный человек, проработавший в 57-й школе 26 лет. За все эти годы в его адрес не было ни одной жалобы, а уж родители в этой школе есть очень суровые и занимающие ответственные посты. Среди учащихся школы есть родственники высокопоставленных чиновников. Если бы что-то было, то уж эти "золотые детки" не молчали бы, а их родители разнесли бы всю школу.

За Меерсона заступаются и родители.

— Всё, что в последние несколько дней написали о Борисе Марковиче в социальных сетях и в СМИ, это ужас какой-то. Поверить в это никто из родителей и большинства его коллег не может, — рассказала Лайфу мама одной из учениц. — Моя дочь в июне 2016 года в составе группы из нашей 57-й школы ездила в Новгород. Поездку эту организовал именно Борис Маркович. Дочь ездила с этим педагогом и в другие города. Всё в этих поездках было отлично. Ни о каких там приставаниях к детям со стороны Бориса Марковича речи не могло быть. Заявления о каких-то там поступках учителя — враньё, чтобы скомпрометировать дирекцию школы.

Сколько на самом деле было молодых любовниц у историка Меерсона и других его коллег и были ли они вообще, теперь разбирается Следственный комитет. Работы будет невпроворот. Бывших учеников и учителей школы будто прорвало: они выкладывают в социальных сетях разоблачения и на другие темы. Они пишут, что Меерсон якобы уже попадался на совращении учениц в 2007 году, но тогда скандал ему удалось замять. Выпускницы писали в своих сообщениях, что коллеги Меерсона и руководство школы знали о его отношениях с ученицами, но все предпочитали не выносить сор из избы, чтобы не замарать репутацию элитной школы. Всё это теперь будут проверять следователи и прокуроры.

С юридической стороны, если выяснится, что Меерсон действительно соблазнял только совершеннолетних учениц, он может оказаться чист перед законом. Однако он оставил совсем иное наследство, показав, что дух элитарности и безупречности 57-й школы ещё не гарантирует защиты детей.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!