Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Элитный притон для министра культуры. История главного советского секс-скандала

61345

Коллаж © LIFE. Фото © История России, © Bert Hardy / Picture Post / Hulton Archive / Getty Images

Post cover

В 1955 году министр культуры и целый ряд влиятельных советских идеологов оказались фигурантами безобразного сексуального скандала.

В середине июля 1961 года скончался Георгий Александров — бывший советский министр культуры, со скандалом покинувший свой пост в хрущёвскую эпоху. В 40-е годы он был одной из самых влиятельных фигур в системе советской пропаганды, однако конец его карьере положил грандиозный сексуальный скандал. Расследование ЦК и Комитета партийного контроля выяснило, что министр был завсегдатаем и покровителем элитного притона, в который завлекали молодых советских студенток.

Человек Маленкова

Георгий Александров, несмотря на молодость (он родился в 1908 году), сделал блестящую карьеру в сталинское время, резко возвысившись после начала Большого террора. Сначала он возглавил Высшую партийную школу при ЦК, а уже в возрасте 32 лет руководил советским агитпропом — Управлением агитации и пропаганды ЦК.

Идеология и пропаганда всегда были вотчиной Андрея Жданова, который ревностно относился к попыткам конкурентов проникнуть в эту сферу. Александров своим стремительным возвышением был обязан протекции со стороны влиятельного Георгия Маленкова — извечного соперника Жданова (отношения между двумя сталинскими соратниками были откровенно враждебными).

Георгий Маленков. Фото © Исторический документ

Жданов долго ждал и после войны нанёс удар по всем маленковским выдвиженцам сразу на всех направлениях. Досталось и Александрову. Он считался куратором советской философии, и перед ним стояла задача привести философскую линию в соответствие с линией партии. Однако в 1947 году Ждановым была инициирована кампания против Александрова, ставшая известной как Философская дискуссия.

По итогам этой дискуссии было признано, что положение дел в советской философии отнюдь не блестящее. Александрова пропесочили, лишили ранее полученной Сталинской премии и серьёзно понизили в должности. Новым главой агитпропа стал Михаил Суслов, а сам Александров из влиятельного аппаратчика стал всего лишь директором Института философии при Академии наук.

Впрочем, сразу после смерти Сталина Александров вернулся на командные высоты. Ставший новым главой правительства Маленков выдвинул его кандидатуру на пост министра культуры. В этой должности Александров успел пробыть всего год и вынужден был покинуть её после одного из самых громких скандалов в советской истории.

Прекратите безобразие!

В конце февраля 1955 года на имя генерального секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва поступила анонимка, написанная разгневанной советской женщиной. В письме утверждалось, что молодая дочь этой гражданки была вовлечена своей подругой в некий притон на даче у драматурга Константина Кривошеина. Мать, увидев, что дочь сильно изменилась, выведала у неё правду о происходящем и строго-настрого запретила посещать нехорошую дачу. Гражданка писала, что лично для себя она ничего не просит, но считает своим моральным долгом сообщить, что завсегдатаями этого элитного притона являются очень известные люди. Её дочь знала не всех, но узнала министра культуры Александрова, который бывал там неоднократно, и литературоведа-академика Александра Еголина. Гостями дачи были и другие высокопоставленные люди, чьих имён её дочь не знала. Молодые девушки, в основном из числа студенток столичных вузов, выпивали с гостями, после чего начинался разврат. Автор анонимного письма ("как гражданка и как мать") просила Хрущёва прекратить это безобразие.

Фото © Getty Images

Трудно сказать, кто на самом деле был автором анонимного письма. Возможно, это действительно был крик души разгневанной матери. Но нельзя исключать и того, что письмо было лишь уловкой, поскольку Хрущёв очень любил обосновывать свои решения просьбами трудящихся. Среди номенклатуры слухи расходились быстро, так что похождения министра не могли долгое время оставаться в секрете. Нужно было лишь дождаться удобного момента.

В любом случае письмо с компроматом на министра пришло удивительно вовремя. Всего за две недели до поступления анонимки Хрущёв успешно расправился со своим конкурентом Маленковым, добившись его отставки с поста председателя Совета министров СССР и изгнания из ЦК. Все влиятельные маленковские выдвиженцы лишились своего покровителя, и избавиться от них было делом техники.

Именно поэтому анонимку не убрали в дальний ящик, а сразу же дали ей ход. Прочитавший письмо Хрущёв потребовал от ЦК и Комитета партийного контроля расследовать это дело.

Идеологи разврата

Начавшееся расследование не только подтвердило правдивость данных, перечисленных в анонимном письме, но и открыло, что министр культуры был лишь верхушкой айсберга. Несколько влиятельных советских идеологов и пропагандистов, учивших советских людей разумному и вечному, также оказались вовлечены в этот сексуальный скандал. В деле фигурировал целый ряд громких фамилий: академик Александр Еголин (один из партийных надсмотрщиков за советской литературой), Владимир Кружков (заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК и по совместительству член Центральной ревизионной комиссии КПСС), Сергей Кафтанов (сталинский министр высшего образования, на момент скандала занимавший пост первого заместителя Александрова), Сергей Петров (экс-заместитель Еголина в Институте мировой литературы).

Фото © Vecchio / Three Lions / Getty Images

Все они были частыми гостями в доме малоизвестного драматурга Константина Кривошеина, который принимал их либо в московской квартире, либо на даче в престижной Валентиновке. Девушек для этих вечеринок находил через своих знакомых сам Кривошеин, вербуя их в основном из числа студенток театральных вузов и хореографических училищ (для философов порой искали студенток философских факультетов). Их завлекали подарками и многозначительными намёками на то, что влиятельные гости после встречи с ними могут похлопотать об их дальнейшей карьере и составить протекцию.

Моральное падение министра

После того как компромат на министра подтвердился, Хрущёв потребовал пригласить его на заседание и объясниться. Александров не стал отпираться и покаялся в своих грехах, назвав их самой большой ошибкой всей жизни. В оправдание своих поступков министр ссылался на тяжёлое детство в детском доме, извинялся и просил не наказывать его слишком строго, чтобы у него была возможность ударным трудом доказать партии, что он исправился.

После объяснений Александрова было созвано заседание президиума ЦК (в 50-е годы так называлось политбюро). Итогом встречи стала резолюция "О недостойном поведении т. Александрова, Еголина и других", которая закрытым письмом была разослана во все партийные комитеты — от обкомов до горкомов.

В письме сообщалось следующее. "В течение ряда лет авантюрист Кривошеин содержит притон разврата, "дом свиданий" в своей квартире и на даче, куда систематически завлекает молодых девушек и женщин, главным образом из среды театральной молодёжи и студенток театральных училищ, соблазняя их разного рода подачками и обещаниями устроить карьеру путём знакомства с ответственными работниками и видными театральными и литературными деятелями.

Фото © Evening Standard / Getty Images

Как установлено в результате расследования, министр культуры СССР т. Александров систематически посещал притон, организованный Кривошеиным, устраивал у него на квартире любовные свидания с различными молодыми девушками и женщинами и даже имел у себя ключ от квартиры Кривошеина. Более того, т. Александров оказывал явное покровительство проходимцу и преступнику Кривошеину. Притон Кривошеина систематически посещали также члены партии — проф. Еголин А.М., проф. Петров С.М. и другие — с целью интимных встреч с девушками и молодыми женщинами".

Последствия

Александрова и других фигурантов скандала показательно пристыдили перед партийными комитетами. Однако на широкую публику скандал выносить не стали. Вместо этого в ведущих печатных изданиях дали несколько статей, в которых указывалось на недопустимое поведение некоторых ответственных работников и видных членов партии, позволявших себе излишние вольности в личной жизни. Конкретных фамилий в статьях не упоминалось, однако всем допустившим "моральное падение" пригрозили ответственностью перед партией.

Все основные фигуранты сексуального скандала были сняты с высоких постов. Еголин был понижен до обычного научного сотрудника Института русской литературы. Кружков снят с поста главы агитпропа и отправлен в Свердловск преподавать в местном университете. Кафтанов, вовлечённый в скандал в меньшей степени, сохранил пост заместителя министра.

Кривошеин был арестован по подозрению в спекуляции. Как оказалось, помимо сводничества он занимался ещё и перепродажей редких предметов искусства. В частности, несколько картин в личную коллекцию у него приобрёл сам глава агитпропа Кружков. Дальнейшие следы Кривошеина, который на момент ареста был уже в солидном возрасте (65 лет), теряются.

Главный фигурант сексуального скандала министр Александров был снят со всех постов. Он оставил министерскую должность, был выведен из числа кандидатов в ЦК и сложил мандат депутата Верховного Совета. В качестве наказания он был отправлен в Белоруссию, где стал всего лишь заведующим сектором в Институте философии при Академии наук БССР. Надежды ударным трудом искупить вину за своё моральное падение не оправдались. На этой работе он оставался до самой смерти в 1961 году, так и не вернувшись на высокую должность.

Выбор редакции

Loading...