Попрошайки поневоле. Как девушки попадают в рабство к цыганам и можно ли оттуда спастись

15 ноября 2020, 21:40
14593

Фото © ТАСС / Артеменков Александр

<p>Фото © ТАСС / Артеменков Александр</p>

Лайф пообщался с двумя девушками, которые были фейковыми попрошайками и смогли сбежать из цыганского рабства. Как они жили и как им удалось выбраться?

На вокзалах, в метро и переходах довольно часто стоят люди с пластиковыми ящиками или картонными коробками, на которых наклеены фотографии детей и надписи "Собираем на лечение! Нужна помощь". Но зачастую эти сборы — способ обмана людей: тех, которые ходят с коробками, и тех, которые жертвуют деньги на решение несуществующих проблем.

Мария и Елена несколько лет были вынуждены попрошайничать, потому что находились в рабстве у цыган: их заставляли стоять в переходах на коленях и ходить по вагонам метро, собирая деньги. Девушки попросили не называть их настоящих имён, поскольку им до сих пор угрожает опасность от бывших "рабовладельцев", но они рассказали Лайфу свои истории перед тем, как вернуться к себе домой.

Стокгольмский синдром и желание отомстить

Фото © ТАСС / Шарифулин Валерий

Фото © ТАСС / Шарифулин Валерий

Маше сейчас 21 год. Блондинка с большими голубыми глазами и веснушками провела в цыганском рабстве больше двух лет.

Я жила в посёлке под Одессой. Училась в техникуме на повара, но не окончила учёбу познакомилась с парнем и уехала к нему в другую область. Думала, что будем жить вместе и всё будет нормально. Но мы начали ссориться из-за всяких бытовых мелочей. Он говорил, что я ничего не делаю и вообще его раздражаю. Работу найти я не могла нормальную, планировала расставаться с молодым человеком и возвращаться домой к маме, — рассказывает Мария.

Но сожитель девушки предложил ей альтернативу, когда к нему в гости приехал его друг — цыган Пётр. Маша говорит, что этот приятель просил называть себя Петрушей, пообещал, что даст работу в соседнем городе с зарплатой 300 долларов в месяц: нужно будет помогать ему по дому, готовить еду и выполнять мелкие поручения. Мария согласилась — для девушки из деревни, без образования, связей и опыта предложенная зарплата казалась хорошей.

Петруша отвёз новую работницу в дом, где уже жили несколько парней и две пожилые женщины. В первое же утро перед Машей поставили большой пластиковый ящик, на котором была наклеена фотография ребёнка, в руки дали папку с документами и историей болезни малыша.

Я спросила, что это за ребёнок. Петруша ответил, что это его родственник из соседней области. Ну, раз помощь нужна, конечно, я хотела помочь, — вспоминает Мария.

К восьми утра её отвезли к крупному супермаркету, повесили ящик на шею, дали папку и велели стоять, пока за ней не приедут. По словам Маши, люди смотрели на неё с недоверием, но деньги бросали. Одна из прохожих женщин купила еду для Марии, другая сказала: "Если ты врёшь, тебе всё вернётся", — и положила в ящик крупную купюру. К девяти вечера коробка была набита деньгами. Петруша забрал Машу обратно в дом, а утром повёз на ту же точку.

Около месяца я простояла у того магазина. Когда люди перестали мне верить и бросать деньги, меня отвезли на другое место, потом на третье… Я стояла в самых проходных местах города. Конечно, я уже через неделю такой "работы" понимала, что обманываю людей и никакого больного ребёнка нет, скорее всего. Но у меня отобрали документы, денег мне не давали, а чтобы я с "благотворительным ящиком" не сбежала, за мной следили другие цыгане и сам Петруша, — рассказывает девушка.

Маша не пыталась обратиться к правоохранителям, потому что боялась своих "владельцев". За любой проступок её избивали. По словам психолога движения по освобождению из рабства "Альтернатива", Мария многократно подвергалась сексуальному насилию в том доме, где жила. Но Лайфу девушка в этом не призналась, поскольку не считает, что это были изнасилования: ей кажется, что люди, которые занимались с ней сексом без её согласия, таким образом проявляли свою любовь, но потом не могли оставаться с ней в отношениях из-за каких-то своих причин и проблем. В психологии такая связь с агрессором называется стокгольмским синдромом: жертва оправдывает своего насильника и проникается к нему симпатией.

В конце 2018 года Петруша продал Марию другим цыганам, которые вывозили девушек в Чехию и заставляли там попрошайничать. Маше это было объявлено в жёсткой форме: "У тебя теперь новые хозяева".

В Праге меня заставляли стоять возле вокзалов на коленях с табличкой "Помогите! Не могу вернуться домой". Я подходила к прохожим и полиции, пыталась найти помощь, но я не знаю ни английского, ни чешского. А русский и украинский в Праге не понимают или не хотят понимать. В общем, там я провела два месяца, постоянно плакала, особенно на работе. За это мне ещё больше денег кидали. Когда примелькалась и доход стал меньше, меня отправили обратно на Украину к Петруше, — говорит Мария.

Правда, на Украине Маша провела только несколько дней. Вместе с другими рабами-попрошайками её в один из поздних вечеров посадили в автобус и отправили в Москву. Снова заставляли вставать на колени возле разных вокзалов и станций метро, снова избивали, снова следили, чтобы не убежала, так и не отдали документы, деньги отбирали. Девушка жила на окраине Москвы в доме, который принадлежал матери Петруши. В том же коттедже жили одинокие пожилые женщины с Украины и пара молодых девушек, которых заставляли попрошайничать и регулярно избивали.

Очень хочу, чтобы этого Петрушу и всех его братьев, сестёр и родственников посадили. Это моя мечта, — почти выкрикивает Маша, вспоминая свою жизнь в рабстве.

В том доме Мария познакомилась с Еленой, которая жила с цыганами и работала на них больше шести лет.

Замуж за цыгана, чтоб не били снова

Фото © ТАСС / Юрий Самолыго

Фото © ТАСС / Юрий Самолыго

Елена выросла в детском доме на Украине. Её мама сильно пила, из-за этого женщину лишили родительских прав, а бабушка не справлялась с воспитанием девочки. С 18 лет Лена жила у друзей, подрабатывала то продавцом в магазине, то нянечкой в приюте. Около года встречалась с парнем из Туркменистана, приехала к нему в Одессу, но отношения не сложились. Хотела вернуться к себе в соседний город, но денег не было.

У нас в детдоме была программа, по которой на лето нас могли отправить за границу в приёмную семью. Меня так регулярно отправляли в Испанию к очень хорошим людям, я с ними жила. Они были готовы отправить мне деньги на билет из Одессы к себе домой, когда я к ним снова обратилась. И пока я ждала этого перевода, познакомилась с охранником магазина. Он меня приютил на несколько дней, но потом выгнал. Я пошла на вокзал, там меня встретила очень приличная пара молодых людей, предложили у них помыться, отогреться. А затем сказали, что могут помочь с работой, — говорит Елена.

Так девушка попала в цыганский дом, где у неё отобрали паспорт. Лену сильно избили и приказали выходить на следующий день на улицу и попрошайничать "на билет домой".

Фото © ТАСС / Лиходеев Семён

Фото © ТАСС / Лиходеев Семён

Вскоре девушка узнала, что ждёт ребёнка. Говорит, что от того своего любимого из Туркменистана. Беременную Елену также заставляли стоять на коленях у вокзала, а после родов она занималась домом: стирала, готовила, убирала. Через полтора года её силой заставили уехать в Москву, а дочь осталась на Украине.

На дочь мою у этих людей нет никаких документов. Я мечтаю вернуться на Украину и забрать малышку, — говорит Лена, а её младший сын залезает на стол, чтобы стащить конфеты. — Этого хулигана я родила два года назад от цыгана. Меня заставили выйти за него замуж, чтобы я сменила фамилию и меня не депортировали из России. Избивали, насиловали, унижали. Год назад я родила ещё ребёнка, это была девочка. Но мне её даже не показали. Крошку сразу забрали, и я не знаю, где она сейчас.

Лена плачет. Маша берёт её за руку. За шесть лет в рабстве Лена втёрлась в доверие к цыганам. Ей отдали старый телефон хозяйки дома, чтобы она могла переводить "напрошенные" за неделю деньги: ежедневно через банкомат класть их на цыганскую карту, а затем в определённый день через онлайн-банк отсылать хозяйке на другую карту. Всё это делалось под контролем других цыган, которые также работали в этих точках и следили там за порядком. Сбежать с деньгами или позвонить кому-то из родственников было невозможно. Если вставали с колен, их избивали. Хотели в туалет или поесть — снова били.

Пару месяцев назад, когда девушек снова отправили в переход просить милостыню, к ним подошла прохожая и сказала, что может помочь спастись. Оставила свои контакты, пока "надзиратели" не видят.

Я хотела ей позвонить, но мне казалось, что это опять обман какой-то. Мы пытались обратиться в полицию в разных районах Москвы, но нас всё время перенаправляли по месту жительства к одному и тому же оперативнику в Выхине. Его номер был сохранён в телефоне хозяйки как "мент". Ну то есть у них всё схвачено, ждать помощи бесполезно, утверждает Лена.

Но в октябре 2020 года у Маши случился нервный срыв — хозяйка была недовольна низким сбором денег, кричала матом, угрожала. Лена не выдержала и позвонила по номеру, который у неё был для потенциального спасения. Оказалось, девушка, пообещавшая помочь, — волонтёр движения "Альтернатива". Она передала все данные руководителю движения Олегу Мельникову. Буквально через несколько дней Машу и Лену удалось освободить.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Позавчера ночью нам поступил тревожный звонок - женщина просила нас о помощи. Вот её история: Татьяна выпускник детдома из одесской области, ей 27 лет, и на протяжении 6 последних лет ее удерживали в рабстве нищенской мафии. Ее позвали работать в Москве, и в итоге заставили попрошайничать. Часто бывшие детдомовцы совершенно не умеют разбираться в людях и становятся удобной жертвой. Татьяна пыталась бежать, но цыгане из нищей мафии удерживали ее ребенка, она не хотела уходить без него. Вторая девушка, Анна, тоже из одесской области, ей 20 лет. Ее история еще запутаннее, поскольку до того, как Европейский Союз стал закрывать границы, её перевезли в Чехию, где так же заставляли заниматься попрошайничеством. Не зная языка, она ни к кому не могла обратиться. Когда ЕС начал закрывать границы, её вывезли в Россию и заставили попрошайничать - она якобы собирала деньги на лечение своих детей. Обеих девушек удерживали, избивали и совершали другие насильственные действия. Вчера вместе с сотрудниками полиции удалось их вызволить, вернуть им удерживаемого ребёнка, но уголовное дело почему-то не завели. Позже мы забрали документы Анны в доме, где их содержали. Там мы нашли много картонок и плакатов с фото разных детей и просьбами о помощи. Именно их вы видите в руках попрошаек в электричках и метро. В этой истории главное то, что помочь им смог простой человек, который обратил внимание на Татьяну и дал ей нашу визитку, которой та и воспользовалась. Поэтому мы отдельно ещё прикрепляем образец нашей визитки и убедительно просим, когда вы встречаете таких девушек-попрошаек, ни в коем случае не давайте им денег, а лучше дайте им нашу визитку. Также прикладываем фото человека, который причастен к удержанию этих девушек. Просим максимально распространить эту информацию и образец визитки. Если вы встречаете просящего человека на улице (подробная инструкция у нас есть на сайте), самое простое, что вы можете сделать, даже не вступая в разговор, это дать ему нашу визитку, и если потребуется, мы постараемся помочь Наш сайт: https://alternative.help/ Если вы хотите помочь нашему Движению: Сбербанк > 4276 3801 5524 4887 Яндекс.Деньги > www.money.yandex.ru/to/410011569894386

Публикация от Движение «Альтернатива» (@alternative.help)

Один из тех, кто держал девушек в рабстве

Активисты движения приехали в дом, где жили девушки. После перебранки с цыганами и применения силы им отдали паспорта и личные вещи бывших рабынь. В начале ноября Елена и Мария были доставлены на Украину. За использование рабского труда Петруша и его подельники могут получить уголовное наказание — лишение свободы на срок до пяти лет.

Мы обратились в правоохранительные органы, но не думаю, что удастся прикрыть этот дом и посадить его хозяев, ведь в следственных действиях должны участвовать освобождённые девушки, а им опасно возвращаться в Россию сейчас. По-хорошему, им вообще сейчас нужно где-то спрятаться, ведь цыганская мафия по всему миру работает, — говорит Олег Мельников.

По словам руководителя "Альтернативы", из трудового и сексуального рабства их движение ежедневно спасает одного-двух человек в разных уголках мира. В тот день, когда Лайф встречался с Машей и Леной, в штаб движения должна была приехать ещё одна девушка, которую некоторое время назад удалось вытащить из секс-рабства в Бахрейне.

Красивая, умная девчонка. Окончила МГУ. Поехала в Бахрейн подработать официанткой. Паспорт забрали, деньги тоже, избили. И всё оставили рабыней. Таких случаев очень много. В рабство может попасть любой человек — хоть из деревни, хоть из мегаполиса, хоть из благополучной семьи, хоть из детдома. По разным оценкам, сейчас в мире 46 миллионов человек находятся в рабстве, — добавил Мельников.

Активисты пообещали помочь Лене вернуть дочь и устроить их с Машей в нормальные условия проживания. Но им требуется серьёзная работа с психотерапевтом. Елена надеется на поддержку своих родственников, которые смогут её принять после длительного отсутствия и всех пережитых страшных событий.

Лайф следит за судьбой девушек, которым удалось спастись из рабства.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1