Виды на Кремль: за что Сталин расстрелял своего "преемника"

27 марта 2021, 21:40
214170
<p>Фото © <a href="https://russian7.ru/post/nikolay-voznesenskiy-za-chto-v-1949-godu-ra/" target="_blank" rel="noopener noreferrer">Русская семерка</a></p>

О судьбе этого человека до сих пор идут споры. Надпись на деле Николая Вознесенского, сделанная Иосифом Сталиным, гласит: "Не верю!" Но означает ли это, что Сталин безоговорочно доверял Вознесенскому?

Когда годы генералиссимуса стали крениться к закату, он, видимо, стал присматривать в близком окружении человека, которому мог бы доверить дальнейшее управление страной. Очевидно, что этот человек должен был быть, подобно Сталину, государственником. Ещё один очевидный факт: старым партийным "друзьям" Сталин не доверял. Он слишком хорошо знал все их устремления и недостатки.

О том, что Вознесенский должен стать его преемником, Сталин впервые высказался зимой 1948 года. В своей речи перед ближайшими соратниками он впервые заговорил о своём возрасте, о том, что государству нужен молодой и энергичный руководитель, и выразил сомнение в способностях некоторых приближённых управлять такой огромной страной. Наконец, он назвал Николая Вознесенского "единственным человеком, кто понимает толк в управлении государством". "Экономист он прекрасный, государственную экономику знает хорошо и управленец отличный. Лучше его кандидатуры у нас нет", — сказал Сталин.

Л. Берия и Г. Маленков (в первом ряду слева направо), Н. Вознесенский (во втором ряду). Скриншот © 1tv.ru

Л. Берия и Г. Маленков (в первом ряду слева направо), Н. Вознесенский (во втором ряду). Скриншот © 1tv.ru

Охранник Георгий Эгнаташвили позже рассказывал, что это произошло 18 декабря на дне рождения Сталина, который отмечали на Ближней даче. После короткой речи Сталин прямо назвал Вознесенского преемником № 1, преемником № 2 назначил Клима Ворошилова, а преемником № 3 — Николая Булганина. При этом вождь народов особо подчеркнул, что к руководству страной должен прийти ещё молодой человек, который мог бы отдать стране 20–25 лет своей жизни.

По свидетельству Эгнаташвили, присутствовавшие при этом Берия, Микоян и Каганович в ответ не проронили ни слова. Маленков изменился в лице, поняв, что преемником ему не стать, а Молотов, которого Сталин похвалил как государственника, заулыбался.

Над Вознесенским нависла прямая угроза. Можно долго гадать, зачем Сталин назвал фамилию Вознесенского ближайшему окружению. Возможно, он просто расслабился и на миг забыл, с кем имеет дело, всё-таки был день рождения, все выпивали... Есть предположение, что своей речью он мог "прикрыть" кого-то ещё, кого намечал на свой пост. Но существует и гипотеза, что таким образом Сталин хотел проверить Вознесенского на прочность. Посмотреть, выстоит ли Вознесенский против "зубров" старой большевистской гвардии.

Фото © Wikipedia

Фото © Wikipedia

Но кем же был человек, чья фамилия отныне стала ненавистна целой плеяде ярых "сталинцев", которым ничего не стоило его раздавить? Николай Вознесенский родился в 1903 году под Тулой в семье приказчика лесной конторы. В 16 лет возглавил уездную комсомольскую ячейку, в 17 стал главой планово-финансового отдела губернского комитета комсомола, в 23 — редактором газеты. Много учился, с 1931 года стал преподавать в Институте красной профессуры, публиковал работы, посвящённые экономике СССР. В 1935-м защитил докторскую. Работал в комиссии контроля при Совнаркоме, в 1938 году стал председателем Госплана.

Параллельно вёл научную деятельность: в 1943 году стал действительным членом Академии наук. В 1947-м получил Сталинскую премию за научный труд "Военная экономика СССР в период Отечественной войны". Известно, что Сталин прочитал его книгу с карандашом в руках.

Коллеги характеризовали Вознесенского как прекрасного специалиста и человека огромной работоспособности. Микоян отмечал, что некоторую часть своих полномочий Сталин уже отдал Вознесенскому во время войны. Например, он фактически выполнял функции председателя Совнаркома в эвакуации и имел право решать любые вопросы, касающиеся деятельности наркоматов и наркомов. Однажды он открыто высказал Сталину, что не согласен с его позицией по вопросу подготовки одной из военных операций.

Были у Вознесенского и недостатки. Во-первых, он не имел опыта практического руководства, был именно учёным, а во-вторых, был крайне амбициозен. Осознав, что вождь к нему явно благоволит, Вознесенский бывал высокомерен с коллегами и подчинёнными, которых даже мог обматерить. Не соблюдал он и сложившийся партийный этикет, за что быстро нажил множество врагов. Например, Кагановича крайне возмущал тот факт, что Вознесенский связывался с ним не лично, а через секретаря.

Но Сталину нравились его прямота, честность, ум, рассудочность и превосходная память — в уме экономист держал множество цифр и расчётов. Вождь знал обо всех недостатках Вознесенского, но доверял ему и с усмешкой наблюдал за мышиной вознёй других партийцев. Однако вскоре эта возня принесла свои чёрные плоды.

"Загубили мы Вознесенского..."

Сталин и Каганович. Фото © Public Domain

Сталин и Каганович. Фото © Public Domain

Вознесенского просто подставили. Сначала Каганович, уезжая в отпуск, велел своему заму написать письмо о недостатках работы Госплана. Письмо это было отослано Сталину. В нём подчёркивалось, что, несмотря на требования правительства обеспечить неуклонный рост производства, Госплан закладывает в I квартале года рост меньше, чем в IV квартале предыдущего года. По сути, это было правильно: осенью страна перерабатывала урожай, происходил рост производства, а к концу зимы запасы истощались, шло небольшое снижение.

Однако Сталин затеял обсуждение этой проблемы, и каким-то образом Вознесенский вдруг пообещал ему, что исправит ситуацию, хотя исправить её было невозможно: снижение роста производства в начале года происходило по объективным причинам. Чтобы удержаться в кресле, Вознесенскому пришлось пойти на подлог и представить в Кремль отчёты с завышенными показателями.

Через несколько месяцев Берия положил на стол Сталину служебную записку от одного из заместителей Вознесенского. В ней выражалось удивление по поводу того, что Госплан уже отчитался перед правительством о росте производства в I квартале по сравнению с IV кварталом, а на самом деле всё осталось по-прежнему. Записка эта предназначалась самому Вознесенскому. Но тот сделал на ней надпись: "В дело!", а сам положил её "под сукно". Это свидетельствовало о том, что Вознесенский знал о реальном положении вещей и сам стал виновником произошедшего.

Маленков и Берия на переднем плане. Фото © Public Domain

Маленков и Берия на переднем плане. Фото © Public Domain

Сталин был вне себя: "Он обманул Политбюро? Надул нас как дураков?" 8 марта 1949 года вождь собрал заседание Политбюро. К этому заседанию Маленков и Берия оказались подготовлены лучше Вознесенского. Они зачитали обстоятельный доклад о недостатках работы Госплана — в вину Вознесенскому вменялись даже редкие опечатки и ошибки в цифрах. Провели обыски в кабинетах и неожиданно "обнаружили" отсутствие 236 секретных документов, касающихся экономики страны. Собрали свидетельства конфликтов Вознесенского с подчинёнными.

Доверие вождя было подорвано. Решением Политбюро Вознесенский был выведен из его состава и уволен с поста главы Госплана. Но этого старой гвардии было мало: Берия и Маленков решили одним ударом убрать всех возможных конкурентов. К расследованию "дела Вознесенского", которое быстро разрослось в "дело работников Госплана", они подтянули историю с подготовкой в Ленинграде самодеятельной Всероссийской ярмарки, которую курировал Вознесенский, выдвинули обвинения против секретаря ЦК ВКП(б) Алексея Кузнецова и состряпали знаменитое "Ленинградское дело". Фигурантов дела обвинили в подрывной работе, коррупции, использовании служебного положения и сепаратизме и расстреляли в день приговора. Вознесенского расстреляли спустя три месяца.

А что же Сталин? Во время расследования дела Сталина вдруг взяло сомнение. Зная о мстительности Берии и Маленкова, он даже написал на деле Вознесенского: "Не верю!" — и требовал от Берии самого внимательного расследования обстоятельств дела. А потом ещё долго качал головой после смерти "преемника": "Загубили мы Вознесенского! Загубили!"

Вместе с Вознесенским пострадала и вся его семья: сестра и брат были расстреляны, а жена, мать, вторая сестра и племянники получили сроки и ссылки. О преемниках Сталин больше не говорил. Николай Вознесенский был посмертно реабилитирован почти сразу после смерти вождя — в 1954 году.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 1

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
arkadiyf28 марта, 07:14

Тиран!

Layer 1