Регион

Уведомления отключены

Страница не загружается? Возможно:
1. Низкая скорость интернета - проверьте интернет-соединение
2. Устарела версия браузера - попробуйте обновить его

Как Сталин отказался сдавать Москву в 1941-м, подавив панику в столице за два дня

15 октября после секретного указа Государственного комитета обороны СССР о подготовке Москвы к эвакуации по городу разлетелись слухи о том, что столицу сдают.

15 октября, 21:40
79009
<p>Фото © ТАСС / Кнорринг Олег</p>

Фото © ТАСС / Кнорринг Олег

Обстановка была накалённая, и любой информационный вброс действительно мог стать настоящей бомбой. И эти бомбы были: подпольные организации выпускали пораженческие брошюры и призывали свергнуть "жидомасонскую власть" Сталина. В районах Москвы и Подмосковья сотрудниками НКВД были замечены группы диверсантов — они умело разжигали ненависть к власти и сеяли страх.

Но на этот раз паника достигла такого накала, что ей поддались не только простые москвичи, но и большевистская верхушка. К вечеру 15 октября Совинформбюро сообщило о прорыве обороны на одном из участков фронта. В газетах появились сообщения о непосредственной угрозе городу. Даже в аппарате ЦК царил хаос — там никого не было, секретная переписка была разбросана по столам. 16 октября перестало работать метро — его минировали. Не вышли на маршруты троллейбусы.

Паника в Москве

В этот день обыватели Москвы побежали на восток. Шоссе Энтузиастов оказалось перегружено. Простые москвичи шли с рюкзаками, чиновники  ехали на автомобилях. Всех обуял страх. Люди тащили с собой жён, детей, собак, кошек, чемоданы с барахлом и драгоценностями. Некоторые слуги народа везли даже постельное бельё и диваны. Среди них были и самые настоящие дезертиры — они бросали госпитали с ранеными, рабочие коллективы, больницы. По свидетельству писателя Александра Фадеева, один из советских поэтов привёз на вокзал две машины вещей, а когда не смог их погрузить в поезд, буквально тронулся умом. С завода № 156 Наркомата авиационной промышленности сбежали директор Иванов, замдиректора Шаповалов и начальник отдела кадров Калинин. Охрана не хотела отпускать Шаповалова на машине, но тот достал пистолет и, угрожая охране, вырвался с территории завода.

Фото © ТАСС / Грановский Наум

Фото © ТАСС / Грановский Наум

Другие заводы и фабрики распускали рабочих, выплачивая им месячное содержание. Магазины отоваривали все талоны за октябрь, потом стали продавать продукты без талонов. Участились случаи грабежей. На Ногинском заводе толпа рабочих требовала от директора выдать им 30 тонн чистого спирта. Директор, понимая, что последствия могут быть катастрофическими, слил спирт в городскую канализацию. Активизировались уголовные элементы — они нападали на уезжавших людей и грабили их. В столице стали грабить магазины и брошенные фабрики. По улицам ходили люди, увешанные сосисками и колбасой, сапогами и ботинками, под ногами хрустело печенье — это разграбили кондитерскую фабрику.

Рабочие мотоциклетного завода в Пролетарском районе разграбили склад со спиртом и, напившись, устроили стихийный митинг, на котором звучали призывы к погромам. Ситуация повторилась на заводе № 320 — там грабёж возглавили замдиректора Петров и председатель месткома. Они избили секретаря парткома завода и представителя райкома ВКП(б) и дорвались до запасов спирта. Был разграблен поезд с семьями рабочих завода № 8, бухгалтеру еле удалось отбить фабричную кассу.

Коммунисты жгли партийные билеты, в деревнях у линии фронта появлялись белые флаги. 16 октября по прямому приказу начальника центрального узла связи Наркомата Морского флота Березина были уничтожены передающая радиостанция в Томилине и приёмная радиостанция в Вешняках, взорваны радиобюро и телефонная станция Наркомата Морского флота. Из-за этого Кремль потерял связь с пароходствами Ленинграда, Мурманска, Архангельска, Астрахани и Махачкалы. Запахло саботажем.

Москва будет сражаться!

Паника длилась всего несколько дней и была прекращена волевым решением Сталина, который решил остаться в Москве и ни в коем случае не сдавать столицу. По свидетельству сотрудника охраны вождя Алексея Рыбина, к этому решению Сталина подтолкнули мародёры, которые тащили по улице мешки с мукой и ящики с макаронами и окороками.

Фото © ТАСС / Фотохроника ТАСС

Фото © ТАСС / Фотохроника ТАСС

Увидев их, Сталин приказал остановить машину, вокруг него быстро собралась толпа. К удивлению охраны, люди были настроены уважительно. Кто-то начал аплодировать, другие стали спрашивать, когда же остановят врага. "Придёт время — прогоним", — ответил Сталин и, приехав в Кремль, тут же устроил взбучку всему аппарату ЦК. Он не уехал из Москвы ни в этот день, ни позже и в последующие недели старался как можно чаще показываться на улицах столицы, чтобы население города знало — вождь остаётся. А значит, Москва будет сражаться.

Уже 17 октября по всей столице было развешано обращение к москвичам председателя Моссовета Пронина, в котором население призывали к спокойствию и уверяли, что столицу не сдадут и что скоро к Москве прибудут сибирские полки. Враг будет остановлен.

Сталин потребовал от партийного аппарата в кратчайшие сроки навести в городе порядок и поставить эвакуацию заводов под жёсткий контроль. С 19 октября в Москве и ближайшем Подмосковье ввели комендантский час. Генералу армии Георгию Жукову было поручено остановить немцев на рубеже 100–120 километров от столицы, оборона города возлагалась на генерал-лейтенанта Артемьева, а наведение порядка в столице — на коменданта Москвы генерал-майора Кузьму Синилова, которому выделили спецчасти НКВД. Провокаторов, шпионов и паникёров было приказано расстреливать на месте.

На шоссе Энтузиастов появились спецотряды — они останавливали чиновников, проверяли документы, тех, кто уезжал из города без разрешения, арестовывали. Занимались этим не только сотрудники НКВД, но и добровольцы-дружинники. Был взят под контроль вывоз заводов, рабочих и оборудования.

Фото © ТАСС / Халдей Евгений

Фото © ТАСС / Халдей Евгений

Параллельно с паникой в Москве шли и другие процессы: молодёжь, студенты, вчерашние школьники-комсомольцы и коммунисты записывались добровольцами на фронт и в ополчение. Отдавать Москву немцам никто не хотел. Уже 18 октября в столицу стали прибывать первые части из-за Урала, из Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока.

Именно для поднятия боевого духа советских людей Сталин и распорядился провести 7 ноября парад на Красной площади, с которого советские воины уходили прямо на фронт. Планы фашистов взять Москву к этой дате были сорваны. Парад, который транслировали по радио на весь СССР, вдохновил многих советских людей уйти на фронт добровольцами.

Сотрудник Совнаркома Михаил Смиртюков в своём интервью историку Евгению Жирнову вспоминал, что именно Сталин сумел "в два дня" переломить настроение в обществе. Он вдохновил не только простых людей, но и партийный аппарат. "Сам Сталин собирался уехать в Куйбышев. Приехал на вокзал, походил вдоль состава, но затем передумал и вернулся в Кремль. И вдруг 6 ноября — торжественное заседание по случаю годовщины Октября на станции метро "Маяковская" <...> А на следующий день ко мне прибежал товарищ и говорит: "Пошли на Красную площадь, там сейчас парад начнётся!" <...> Снег шёл тяжёлый, густой, немецкая авиация налететь не могла, и любо-дорого было смотреть, как подтянутые, крепкие бойцы идут прямо на фронт", — рассказывал Смиртюков.

Дрогнувшая было столица была возвращена к нормальной жизни. Паники больше не наблюдалось, но трудное положение сохранялось ещё долго. Самое интересное, что нацисты узнали об этих событиях лишь тогда, когда положение в Москве стабилизировалось.

Комментариев: 1

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
валерий матвеев17 октября, 10:30

Вот и проявилась вся сущность советского народа.Немцы по счастливой случайности не пошли в прорыв и не заняли Москву. Почему именно так,то над этим спорят до сих пор историки.А культа личности не было! Было засилье холуйства!

Показать ответы
Layer 1