Регион

Уведомления отключены

Страница не загружается? Возможно:
1. Низкая скорость интернета - проверьте интернет-соединение
2. Устарела версия браузера - попробуйте обновить его
22 июня, 12:05

7 воспоминаний ветеранов о том, как началась Великая Отечественная война

22 июня 1941-го, 81 год назад, фашистская Германия напала на Советский Союз. В День памяти и скорби собрали рассказы семи ветеранов о начале Великой Отечественной.

<p>Фото © ullstein bild via Getty Images</p>

Фото © ullstein bild via Getty Images

"Тогда я жила в посёлке рядом со Стрельной, и мы с 11-летним племянником воскресным утром собирались поехать в Ленинград, чтобы купить продукты для моей мамы, которая тогда болела. Мы пошли на вокзал, ждём электричку, и тут объявляют в репродуктор, тогда это были такие большие чёрные "тарелки". Все верили, что это будет недолго, что война быстро закончится..." легендарная регулировщица Дороги жизни Вера Рогова.

"22 июня 1941 года — один из самых чёрных дней в нашей жизни. О начале войны я узнала утром: в шесть часов Левитан объявил по радио, что на нас напала фашистская Германия. Папу взяли на фронт защищать Москву. Школу я окончить не успела и в 15 лет пошла работать в сормовскую артель "Швейник" ученицей портнихи. Шила бельё для Красной армии", — труженица тыла Людмила Базина.

Фото © Sovfoto / Universal Images Group via Getty Images

Фото © Sovfoto / Universal Images Group via Getty Images

"За две недели до начала войны, может быть, две недели, 10 дней, я не помню, мне приснился сон. На площади перед церковью стоит огромная толпа конных рыцарей. [22 июня] Вышел на улицу, смотрю — толпа людей стоит. Громкоговоритель — на столбе тогда были эти громкоговорители — что-то говорят о войне. Я как-то плохо расслышал, но я понял. Это Молотов выступал, потом уже я понял, что это Молотов выступал, я опоздал к началу выступления. Говорили о войне. Вот я всё услышал, послушал, конечно, такая неприятная весть, и сразу я вспомнил о своём сне", — кавалер ордена Отечественной войны II степени Григорий Башкатов.

"В июне 1941-го наш полк выехал в Красное Село в лагерь. Было так принято — выезжали в летний лагерь, где проходили боевые смотры. Мы находились в Красном Селе. Узнали о начале войны из объявления по линии командования: подняли нас по тревоге, сообщили, что началась война.

Мог ли я это предвидеть? Что может лейтенант прогнозировать? Другое дело — командующий состав… Но мы чувствовали тяжёлую обстановку и напряжение во взаимоотношениях с Германией. Тем более была проба сил в Финской войне, присоединении Прибалтики — развёртывание военных действий не на территории Советского Союза. Поэтому мы знали, чувствовали, что будет война. Но когда — не знали. А всё началось внезапно. Первая мысль — как командира — конкретная задача: сформировать своё подразделение, как положено по времени, и выехать — обеспечить связь всем частям, которые выступают на фронт. Был патриотический настрой — защищать Родину", — полковник Яков Кан.

Фото © Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Фото © Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

"День 22 июня 1941 года намечался быть праздничным. Когда-то в этот день родилась наша дивизия, и мы усиленно готовились к праздничному параду. Жили в лагерях. По опыту старослужащих знали, что утром 22 июня нас должны поднять по тревоге, потом кросс. Утренняя зарядка, парад и приятные увольнения в город. Нам выдали новенькие гимнастёрки. Ещё с вечера я переложил свой комсомольский билет из старой гимнастёрки в новую.

Всё случилось, как ожидали, — тревога, быстрый подъём. Надеваю старую гимнастёрку, чтобы не пачкать белоснежный воротничок. Выбегаем на зарядку, только вместо неё — построение на плацу. От центрального поста тревожный шепоток — война. Ничего не понимая, едем в Москву. Здесь митинг. Командир дивизии генерал П. Артемьев объявил о начале войны. У меня подкосились ноги, вспомнил о комсомольском билете. Вдруг сейчас на фронт, а я без документов. Прибыли в лагеря, а здесь уже гимнастёрки новые собрали. Сколько я их перебрал, но билет нашёл!" пулемётчик Владимир Черёмушкин.

"Как началась война, я не забуду никогда. Такого страха и паники, как в первый день, вернее, даже часы войны, я не испытывал больше никогда. К началу войны я уже год как служил в армии в Каунасе (Литва). У нас была небольшая мотострелковая часть. Практически в четыре часа утра, в самом начале пятого, нас начали бомбить немецкие самолёты. Мы-то спали, только часовые на посту. Все повыскакивали, кто в чём, мечутся, крики, не видно ничего. Самолёты бомбят, кругом гарь, что-то горит. Самое интересное, что у нас машины почти все стояли без колёс, на колодках. Ребята бросились колёса получать... да какие там колёса... Было всего три готовых машины. Вот мы, кто уцелел, вместе с командиром набились в кузова и погнали на восток. Машины потом пришлось бросить, ночью пешком пробирались к своим. Отступали долго. У немцев оснащение было сильное и техники много, и солдат, и еды, а мы первые недели по четверо суток не ели", — танкист Иван Хохлов.

Фото © Universal History Archive / UIG via Getty images

Фото © Universal History Archive / UIG via Getty images

"Мы с ребятами шли с рыбалки, с Дрязги. Глядим — в центре Сормова у мощного динамика, установленного на магазине "Экономия", собрался народ. Говорят, сейчас будет выступать Молотов. Мы стали ждать вместе со всеми. Ровно в полдень нарком иностранных дел сообщил о начале войны с фашистской Германией. Он закончил речь знаменитыми словами: "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!" труженик тыла, ветеран завода "Красное Сормово" Николай Сухонин.

Комментарий

0
avatar

Новости партнеров