Дырявая ПРО, или Новая гонка вооружений между США и Россией

Дырявая ПРО, или Новая гонка вооружений между США и Россией

Коллаж © L!FE. Фото: © Flickr/International Campaign to Abolish Nuclear Weapons/Craig Sunter

11272
Часто можно услышать, что глобальная система противоракетной обороны (ПРО) США не направлена против России или даже что она в принципе не пригодна для защиты от российских ракет. Так ли это или правы российские военные и политики, утверждающие, что "даже не на сто, а на двести, триста, тысячу процентов это направлено против нас"? Разбирается журналист Лайфа Александр Березин.

Картонный щит

Недавние новости по вводу систем ПРО в Европе в очередной раз подхлестнули старую дискуссию: может ли американская противоракетная оборона действительно быть использована для защиты от русских баллистических ракет? Замначальника главного оперативного управления Генштаба Виктор Познихир считает, что да: "Если один из гладиаторов возьмёт в руки щит, он получит существенное превосходство и будет думать, что способен победить, особенно если нанесёт удар первым".

Научно-исследовательские учреждения Минобороны провели моделирование вариантов боевого применения средств ПРО США. И оно показало, что противоракеты SM-3 IIA из Балтики обладают возможностью перехвата баллистических ракет не только на среднем, как это утверждается США, но и на начальном (разгонном) участке траектории полёта. По словам военных, это представляет более серьёзную угрозу ядерному потенциалу России — так как противоракеты будут способны поражать российские баллистические ракеты до момента отделения их боевых блоков от маршевых ступеней. Данный факт, настаивает Минобороны, был подтверждён и рядом независимых американских экспертов. Впрочем, военные благоразумно не называют фамилии таких "экспертов" — и сейчас мы поймём почему.

Следует сказать прямо: на данный момент всё рассказанное выше невозможно на практике и вряд ли будет возможно в будущем. Жидкотопливная межконтинентальная ракета работает двигателями примерно пять минут, твердотопливная — и того меньше. Чтобы сбить шахтную российскую ракету из Татищева (Саратовская область) SM-3 IIA, запущенной с корабля на Балтике, нужно преодолеть более 1500 километров менее чем за 300 секунд (включая время разгона). Боевых ракет, способных на такой подвиг, пока просто не существует. Лишь в 2020-х годах SM-3 IIA планируют довести до скоростей 4,5 километра в секунду — и даже её для этого не хватит. То есть за время взлёта УР-100Н из Татищева американские противоракеты к ней просто не успеют. Конечно, можно сбить ракету мобильного ракетного комплекса, но они твердотопливные и время на разгонной траектории у них куда меньше, да и обнаружить район пуска сложнее. С чем же связаны странные заявления российской стороны, не вполне выдерживающие обычную арифметическую проверку? Чтобы понять это, придётся немного углубиться в историю вопроса. Именно в ней берут начало страхи наших военных перед ударом по ракете на разгонном участке.

Как Юрий Соломонов почти победил жидкое топливо

В нашем недавнем материале о ракете "Сатана" мы уже отмечали, что крупные жидкотопливные баллистические ракеты дают больше полезной нагрузки на единицу веса и на единицу затрат. Внимательные читатели стали задавать вопросы. Если жидкотопливные ракеты имеют преимущество, то "почему после СССР Россия производит и ставит на дежурство исключительно твердотопливные ракеты? Мы что, враги сами себе?"

Правильный ответ на этот вопрос состоит в том, что ошибаются и те, кто себе друзья. Так, в 1944 году А.С. Яковлев выступил в газете "Правда" и рассказал, что попытки Германии создать реактивную авиацию — вредная для немцев идея, которая не сможет перейти в серийное производство. Текст был безапелляционным, в духе ещё недавно модной в современной России критики сланцевого газа. Мол, чудят буржуины, не выйдет у них ничего, авантюра. Довольно скоро оказалось, что немцы смогли выпустить более тысячи реактивных истребителей, которые попортили немало крови советским ВВС. Репутация А.С. Яковлева в глазах Сталина, опиравшегося на его мнение, сильно ослабла. Думаете, такие истории могли произойти только с "глупым" Сталиным? Ничуть.

При СССР считалось, что твердотопливные ракеты оптимальны для мобильных колёсных установок, где нужен малый вес, а жидкотопливные — для шахт, куда можно поставить и двухсоттонную "Сатану". После 1991 года денег на то и другое больше не хватало. Нужно было сделать выбор — мы за твёрдое или за жидкое. Тут за дело принялся знающий человек — Юрий Соломонов, генеральный конструктор Московского института теплотехники. Начиная с 1990-х он стал активно продвигать руководству идею, что именно твердотопливные ракеты — магистральная дорога в будущее межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

В рамках этих идей была создана "Булава" — ракета, пуски которой и сегодня, через много лет после её принятия на вооружение, иногда кончаются неудачей. По мысли Соломонова, твердотопливность БР вроде "Булавы" — их главное преимущество. Такое топливо можно заставить сгореть быстрее, чем жидкое у "Сатаны", а значит, разгонный участок будет намного короче. Поэтому, чтобы сбить ракету на взлёте, противнику нужно будет приблизить свою антиракету на очень малое расстояние. Соответственно, всё, что вылетает из шахты в глубине нашей страны, для него на разгонном участке недоступно. Заменив жидкое твёрдым, мы таким образом резко повысим эффективность своих ракет.

Логика в этом была. На разгонном участке одна противоракета может сбить сразу все боеголовки скопом. Когда разгон закончился и боеголовки отделились, бороться с ними сложнее. МБР выбрасывает и ложные цели, которые непросто отделить от реальных. До окончания разгона ложные цели, конечно, не выбросишь. Наконец, если ракету ударят на разгонном участке, повредить жидкотопливный вариант проще.

Так же, как и Яковлев в 1944 году, Соломонов был смел в оценках: "Я говорил, говорю, и со мной согласны настоящие ракетостроители: жидкостные ракеты — это позавчерашний день".

Жидкие наносят ответный удар

Увы, не все объявленные ими "ненастоящими" ракетостроители с этим согласились. Кто-то, как Герберт Ефремов, указал на факты. Твердотопливные ракеты при прочих равных несут меньшую боевую нагрузку и летят на меньшее расстояние. Значит, они не могут иметь достаточно ложных целей. И сам Соломонов не скрывал: переход на твёрдое топливо у "Булавы" на 20—30 процентов снизил её полезную нагрузку. Стоимость твердотопливника с той же полезной нагрузкой выше, чем у жидкотопливника. Для России с её военными расходами, уступающими даже китайским, это важный фактор. Однако до прихода нового министра обороны точка зрения Соломонова доминировала: заказы на создание новых ракет давали только его организации.

При министре Анатолии Сердюкове ситуация хотя и не сразу, но скорректировалась, в том числе благодаря ныне покойному В.А. Поповкину. Стали задаваться очевидные вопросы: если время работы двигателей жидкостных ракет пять минут, то кто и откуда за это время долетит до шахт за Уралом? Стало можно говорить о том, что сбивать русские ракеты американцы будут в основном на среднем и в меньшей степени конечном участках траектории. То есть там, где позарез нужны ложные цели, а их твердотопливники много с собой захватить не могут.

Было принято решение огромной значимости — вернуться к советскому подходу "не вместо, а вместе". Жидкостные ракеты в шахтах было решено заменить не на твердотопливные, как считал нужным Соломонов, а на новые жидкостные. Был дан ход "Сармату". В ближайшие годы эта мощнейшая из российских ракет начнёт замещать стареющую "Сатану".

Нетрудно догадаться, как отреагировали "твердотопливники": "Юрий Соломонов уверен в том, что деньги на реализацию самой госпрограммы тратятся крайне нерационально... разработка новой тяжёлой жидкостной ракеты взамен старой РС-20 "Воевода" — это бессмысленное занятие, так как подразумевает использование технологий 30-летней давности". Назовём вещи своими именами — это совсем не так. "Сармат" предполагает 10 высокоточных боевых блоков. За счёт активного маневрирования, отсутствовавшего у блоков "Сатаны", поразить их средствам ПРО будет очень непросто. Да и первого удара противника по шахтам новинке бояться не стоит. В отличие от всех остальных когда-либо созданных ракет, её будет прикрывать стоствольный "Мозырь" — принципиально новая активная система защиты ракетных шахт от первого ядерного удара врага.

 

Что на самом деле может американская ПРО?

Пока в европейских странах НАТО могут быть развёрнуты лишь ракеты SM-3 Block IA/B. Оба типа имеют малые физические размеры и максимальную скорость в районе трёх километров в секунду. Дальность их действия — 700 километров, высота зоны поражения — 500 километров. Ближайшая к Польше и Румынии российская ракетная шахта для межконтинентальных ракет намного дальше. В теории можно попробовать перехватить часть МБР, запускаемых из Татищева (Саратовская область) на маршевой, средней части траектории. Но здесь противоракете не хватит высоты и скорости. Если бы дело было только в них или ещё более слабых противоракетах THAAD, беспокоиться было бы не о чем.

Однако в 2020-м США планируют получить SM-3 Block II A. Это принципиально иная ракета дальностью до 2500 километров. Её максимальная скорость — 4,5 километра в секунду. Считается, что ими с Балтики можно попытаться перехватить запущенные из Татищева (Саратовская область) МБР на взлёте. Но именно что считается. Если российское ракетное нападение будет внезапным, увидеть ракету на старте и выпустить SM-3 Block II надо за секунды, что явно не получится. Более реален другой вариант. Примерно через 280—560 секунд после запуска будущая американская противоракета способна достичь маршевого участка траектории отечественных МБР и перехватить её. Однако если США планирует перехватывать российские ракеты "на марше", то лучше делать это не из Румынии и Польши, а из акватории Северного моря. Почему?

Дело в том, что противоракету нужно запускать после того, как МБР закончит фазу разгона. Если сделать это до окончания работы двигателей, то не получится понять, куда именно полетит ракета и где нужно её перехватывать. Однако разгон ряда отечественных МБР длится порядка 300 секунд или чуть больше. Запустить SM-3 через 300 секунд из Польши и Румынии — значит дать им совсем немного времени на перехват русских ракет на среднем участке траектории. Если вы играете в теннис и противник находится далеко от сетки, а вы близко, то вам будет очень трудно отбить его удар. Хорошо бы самому отойти подальше от сетки — иначе перехват не получится. Проще сделать это, направив корабли с SM-3 на борту (их у США все равно много, сейчас около 40) в Северное море, подальше от сетки, где проще "ловить мяч".

Почему Минобороны нервничает?

Как ни парадоксально, именно малая пригодность Польши и Румынии для SM-3 порождает большие сомнения у российских военных. Дело в том, что иранские ракеты тоже выгоднее перехватывать из Северного моря. Американская Счётная палата довольно давно отметила этот факт. Как и то, что планируемое размещение SM-3 из-за этого — неэффективное расходование средств. То есть SM-3 в Восточной Европе выглядит нелепо и нелогично в любом случае. Даже если американские генералы говорят правду и намереваются сбивать только иранские МБР, смысла в ПРО у границ бывшего СССР всё равно нет. Усугубляет ситуацию и то, что Запад в настоящий момент договорился с Ираном и тот не делает МБР с ядерными боеголовками. То есть сдерживать из Восточной Европы Иран теперь не просто неудобно, но ещё и невозможно — потому что некого.

В этих условиях в отечественных штабах естественным образом может начаться паранойя. Зачем размещать противоракеты там, где их невыгодно размещать? Зачем мотивировать ПРО иранскими МБР, когда их нет и не предвидится? Понять всё это, не зная менталитета американского военно-промышленного комплекса, решительно невозможно. Пытаясь придать какой-то смысл действиям США, наши военные приходят к единственно логичному (с их точки зрения) выводу: американцы что-то темнят.

Пытаясь отыскать логику в действиях Штатов, Генштаб мыслит слишком глубоко. "Логика здесь проста: средствами, разрабатываемыми в рамках концепции "глобального мгновенного удара", наносятся так называемые обезглавливающий и обезоруживающий удары; уцелевшие у атакованной стороны ракеты, стартовавшие в направлении США для ответного удара, уничтожаются многоэшелонированной системой ПРО", — прямо заявляет замначальника главного оперативного управления Генштаба Виктор Познихир.

Мы не стали бы так торопить события. Во-первых, у США пока нет гиперзвуковых неядерных средств, "разрабатываемых в рамках концепции "глобального мгновенного удара". С учётом того как громко провалился ряд инициатив Пентагона (Future Combat System и прочие лазеры воздушного базирования), не факт, что такие средства вообще появятся. Во-вторых, к 2020 году у них будет всего 950 ракет ПРО всех типов (GBI, SM-3, THAAD), и все они будут малопригодны для атак российских МБР. До появления SM-3 Block II американская ПРО является скорее декоративной. Да, в теории 950 ракет могут перехватить сотню боеголовок российской стороны (на ракетах постарше). Однако у нас их полторы тысячи. Что поменяет перехват нескольких процентов — вопрос, на который трудно дать ответ.

Впрочем, смысл в обеспокоенности Генштаба всё же есть. Размещая SM-3 в Европе, США автоматически заставляют российских военных принимать контрмеры. Подбрасывать к Восточной Европе больше "Искандеров" для атаки районов ПРО. Переносить немногочисленные европейские ракетные шахты в Сибирь. Тратить деньги на создание принципиально новых систем — типа людоедского "Статус-6", которые не сможет остановить ПРО. Россия, бесспорно, может сделать всё это. И так же бесспорно, что у неё нет желания этого делать. Москва способна участвовать в новой гонке вооружений, но вряд ли это будет бальзамом для её экономики.

Штатам новая гонка с ПРО тоже не нужна: большинство действующих ракетных шахт России — на границе с Казахстаном и Китаем. SM-3 туда не достанут, а если бы и достали, то за время их полёта эти шахты давно опустеют. Стоимость этих 950 противоракет сопоставима с ценой всей лунной программы. А SM-3 Block II 2020-х будет сильно дороже этих 950 ракет. То есть США получат новый виток гонки сверхдорогих вооружений в обмен на непонятно что. Никаких преимуществ в её ходе они получить не смогут. Одна батарея скромных противоракет THAAD стоит пару миллиардов долларов. "Сармат" несёт 10 боеголовок. Чтобы сбить их с вероятностью выше 50 процентов, Вашингтону придётся разворачивать по одной батарее на одну боеголовку Москвы. Американская экономика больше российской, но и она явно не сможет отвечать десятками миллиардов долларов на каждую русскую МБР. Подтолкнув своим ПРО рост ракетного парка России, США в конечном счёте окажутся в худшем положении, чем были до внедрения ПРО.

В то же время следует признать: ничто не остановит Вашингтон в его попытках создать ракетный щит. США слишком сконцентрированы на себе и не отличаются умением понимать, что происходит в окружающем их мире. В той реальности, которая существует в умах американской элиты, Россия — "региональная держава", чья экономика "разорвана в клочья". Да что там мелочиться: Европа полуостров, а Россия — нет, поэтому она бедна и в принципе не может представлять никакой угрозы для США:

В нашей стране человек с таким знанием географии вряд ли прошёл бы даже ЕГЭ. А вот в Штатах это на публику говорит основатель "Стратфора" — так называемого частного ЦРУ. Подобные аналитики четверть века рассказывали Белому дому, что русская угроза уничтожена и рассыпалась в прах. Так что клепать ПРО можно смело — лежащие во прахе русские ничем не ответят. Чтобы отойти от этих иллюзий, США потребуются многие годы. А значит, впереди нас ждёт "увлекательная" и "созидательная" гонка вооружений. Пристегните ремни.

Материалы по теме:

Не ту ракету назвали "Сатаной"

Подходящий "Калибр": русская ракета против американского томагавка

Зачем Кимам "Тополя"?

Закрыть небо Сирии: защита наших интересов или ключ к Третьей мировой?

Ближневосточный полигон: новейшее российское оружие в Сирии

Америка ПРОтив России. Как работает система противоракетной обороны США

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×