Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Не каждая жизнь важна… Почему серпуховский педофил до сих пор не в тюрьме, а семья убитой девочки уехала из России

24110

Коллаж © LIFE. Фото © ТАСС / Сергей Бобылев

Post cover

История серпуховского педофила, который в июле 2018 года похитил, изнасиловал и убил пятилетнюю девочку, превратилась в наглядное доказательство того, как коротка человеческая память.

Трагедия, заставившая всю страну сопереживать многодетной семье из Таджикистана, превратилась в историю семьи обычного гастарбайтера, который остался один на один со своим горем, без работы и в долгах.

Изувер-тихоня

Трагедия произошла 22 июля 2018 года на Тяговой улице в подмосковном Серпухове. Пятилетняя Вайда вышла гулять во двор, который хорошо просматривался из окна квартиры, где осталась её мать с тремя другими детьми. Через какое-то время женщина выглянула в окно, но своей дочери уже не увидела. Со слов очевидцев составили объявление, которое развесили по всему городу. В нём написали, что девочка гуляла во дворе с подружкой, подошёл мужчина, предложил мороженое и игрушки и увёл девочку.

Фото © ТАСС / Сергей Бобылев

Ребёнка искали всю ночь. Страшную находку обнаружили недалеко от железной дороги утром. Тело малышки находилось в большой чёрной сумке. Изувер расчленил её, но эксперты практически сразу подтвердили: девочку перед смертью изнасиловали. Через несколько часов полицейские задержали 27-летнего Александра Сёмина. Его вычислили по камерам наблюдения. Кроме того, во время обысков в квартире нашли следы, прямо указывающие на чудовищное преступление, совершённое именно им. Доказательная база была собрана оперативно, но на суде Сёмин вдруг стал "невменяемым". Защита потребовала психиатрической экспертизы, и с тех пор обвиняемый находится в руках врачей.

Дело замерло

Отец убитой пятилетней девочки Абдусалам Саидов (в центре) во время прощания с дочерью во дворе своего дома на улице Тяговой в Серпухове. Фото © ТАСС / Сергей Бобылев

Прошло два года. Отец убитой девочки Абдусалам Саидов продолжает жить в Серпухове. Семью он отправил в Душанбе, но сам уехать до приговора не может. За время карантина он влез в долги, чтобы оплачивать лечение младшей дочери с ДЦП. Себе он не может купить даже одежду. Помощи ни от кого ждать не приходится. Адвоката, который вёл его дело, арестовали, а обвиняемого отправили в психиатрическую лечебницу, где ещё год назад врачи должны были стабилизировать его психическое состояние для продолжения суда. Но случился коронавирус...

В данный момент Сёмин продолжает находиться в Смоленской психиатрической больнице специального типа (ПБСТ) с интенсивным наблюдением. Официально врачи ещё не вывели его из состояния невменяемости. В деле психиатрии не может быть никаких обещаний и гарантий. Процесс стабилизации может занять годы. Всё это время Сёмин находится под усиленным наблюдением, под воздействием сильнодействующих лекарств, по соседству с другими маньяками и серийными убийцами.

Зверь в клетке

Смоленская психиатрическая больница, которая находится в Сычёвке, мало чем отличается от тюрьмы. Здесь нет окон без решёток, а корпуса от проезжей части отделяют четыре линии заборов с колючей проволокой. Побегов отсюда не было, но были случаи расправы над персоналом. В 2007 году на территории больницы произошла чудовищная история: молодая сестра-хозяйка, которая работала в больнице всего третий день, нарушила главное правило — не ходить по территории без сопровождения.

Один из пациентов, работающих в мастерской, позвонил и вызвал сестру. Как только она открыла дверь ключом, он набросился на неё, убил, а затем расчленил тело и спрятал останки в разных местах здания. Пропавшую девушку нашли только после того, как больной сам во всём сознался и показал свои "тайники". С тех пор лечебно-трудовую мастерскую обходят стороной — это здание считается заброшенным.

Усиленные наряды охраны, железные двери в каждой палате, тревожные кнопки в кармане каждого сотрудника больницы, жёсткая дисциплина и режим — вот что сегодня отделяет около тысячи особо опасных преступников с психическими расстройствами от остального мира. Именно там содержится Александр Сёмин. До того как его отправили в психбольницу, в прессе активно муссировался миф о влиятельных покровителях, которые якобы пытаются замять дело и не допустить того, чтобы Сёмин оказался в обычной тюрьме, где его явно не ждёт теплая встреча.

Это самое жёсткое, что может быть вообще. Поверьте, там несладко. Нет развлечений, он всё время на препаратах. Просто лежит и, извините за подробности, пускает слюни, как овощ, — рассказала Лайфу адвокат Ольга Устюжанина.

Один на один с бедой

Фото © ТАСС / Сергей Бобылев

Как бы то ни было, время работает против отца убитой девочки. Саидов снимает двухкомнатную квартиру в Серпухове. Чтобы прокормить семью (жену и трёх малолетних детей), он был вынужден отправить их на родину — в Душанбе, а жилплощадь разделить с ещё тремя гастарбайтерами. В разговоре с Лайфом он рассказал, что во время карантина остался без работы и без денег. При этом ему нужно было срочно найти деньги на лечение младшей дочери, у которой ДЦП.

Чтобы ей не стало хуже, нужно делать массаж. Один сеанс — 2200 рублей. Лекарства для неё стоят семь — девять тысяч рублей. За три месяца на лечение ушло около 100 тысяч рублей. Мы рассчитывали на российскую медицину, поэтому и приехали, но теперь я не знаю, как быть… — вздыхает отец девочки.

При этом, по словам Саидова, кредиторы требуют вернуть долги немедленно. Сейчас он устроился на работу, но денег не хватает. Он вкалывает по 12–16 часов в сутки, без выходных, а получает около 1,5 тысячи рублей в день. Мужчина рассказал нам, что обвиняемая сторона выходила на него и предлагала деньги, чтобы замять дело.

Когда мы похоронили Вайду, они пришли и предложили "шесть лимонов" (шесть миллионов рублей. — Прим. ред.), но это грязные деньги, я отказался, конечно! Я готов на что угодно, чтобы скорее был суд, скажите, что мне надо делать? Я всё сделаю… говорит отец убитой девочки.

Мужчина в отчаянии. Его растерянность можно понять, недавно он остался без юридической поддержки. Известный адвокат Дагир Хасавов, который взялся представлять интересы Саидова в суде, сам оказался на скамье подсудимых. Басманный суд Москвы арестовал его по обвинению в воспрепятствовании правосудию и принуждении к даче ложных показаний.

Самый гуманный и справедливый…

Сейчас защитой Саидова занимается Ольга Устюжанина. Она сомневается, что обстоятельства, связанные с попыткой замять дело за шесть миллионов рублей, можно присовокупить к делу. По её словам, никаких записей Абдусалам не вёл, а в противном случае такое предложение можно было бы считать косвенным подтверждением вины Сёмина. Тогда как позиция его адвоката — всё отрицать. При этом она уверена, что Сёмин едва ли может рассчитывать на мягкий приговор. По её словам, в деле есть стопроцентные доказательства его вины, подтверждённые генетической экспертизой. А попытки затянуть дело или продлить пребывание подозреваемого в стационаре не что иное, как ещё одно подтверждение неотвратимости наказания.

Фото © Facebook / Дагир Хасавов

У этого дела есть и другая сторона: убийство можно было предотвратить. Участковый, отвечающий за район, где жили Сёмин и семья Саидова, не реагировал на жалобы. В 2017 году местные жители заподозрили Сёмина в растлении детей и извращениях. Тогда он заманил двух девочек в кусты за домом и снял перед ними штаны. Они убежали. Мама одной из девочек написала заявление в полицию, однако участковый Георгий Кузнецов не стал заниматься этим делом. За это его приговорили к исправительным работам сроком на 10 месяцев с удержанием 10% заработной платы ежемесячно в доход государства и лишением права занимать должности в государственных и муниципальных органах власти, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на два года. То есть уже через полгода Кузнецов может вновь надеть погоны.

Выбор редакции

Loading...