Соль жизни. Почему во время войны раненым переливали морскую воду

11 июля 2020, 15:20
76255

Коллаж © LIFE. Фото © ТАСС / Макс Альперт / Сергей Мальгавко

<p>Коллаж © LIFE. Фото © ТАСС / Макс Альперт / Сергей Мальгавко</p>

Знаменитые солёные озёра в Крыму оказались предметом такой сильной зависти, что немцы при отступлении бросали на них бомбы.

Озеро Сасык-Сиваш в Крыму. Фото © ТАСС / Алексей Павлишак

Озеро Сасык-Сиваш в Крыму. Фото © ТАСС / Алексей Павлишак

Некоторые генетики предрекают, что такого же цвета будут потомки марсианских колонистов: их кожа будет активно выделять каротин — тот самый, которым изобилуют морковка, тыква и некоторые другие овощи. Ещё, чего доброго, начнут обижаться на тех, кто их будет называть "красными", и придётся изобретать что-нибудь более толерантное, представляете? Марсо-земляне.

Дело в том, что каротин считается радиозащитным витамином — в смысле защищающим от радиации. Собственно, с такой целью его и научилась вырабатывать морская водоросль дуналиелла солоноводная. Вообще-то, она относится к отделу зелёных водорослей, но её это вряд ли интересует. И к тому же в результате недавнего расследования дела о покраснении озёр её полностью оправдали: виновницей необычного цвета признали некую "халобактерию". Но вот антиоксидантных и прочих целебных свойств дуналиеллы никто не оспаривает вот уже несколько тысяч лет — с самого момента их появления. Эти одноклеточные существа — истинные экстремофилы: приспособились к смертной солёности воды и инфернально палящему солнцу.

В Крыму, например, это произошло следующим образом. Когда-то давно у Чёрного моря были небольшие заливы, но со временем штормами нанесло внушительную песчаную насыпь, которая стала дамбой и заблокировала сообщение водоёмов с морем. Получились озёра: Сакское и Сасык-Сиваш. Это крымско-татарские названия. Сасык-Сиваш в переводе — что-то вроде "вонючая грязь". Ну что ж, не исключено, что так оно и было: бессточный водоём, буйно "цветущий" на жаре. А поскольку море его снабжать водой перестало, оно стало постепенно пересыхать. Получился суровый концентрированный соляной раствор, в котором какому-нибудь одноклеточному придётся проявить завидное жизнелюбие.

Когда-то и эти воды, и эти берега принадлежали Османской империи. Однако в XVIII веке султан Мустафа III, которого вообще всегда хвалили за дальновидность, поддался на провокации, разыгранные хитрыми европейскими дипломатами, и совершенно опрометчиво объявил России войну: надеялся заполучить Волынь и Подолье — территории Речи Посполитой. В итоге ничего не заполучил, да ещё и Крым потерял. А в мирном договоре было прописано условие разрешить турецкой стороне покупать у России розовую соль.

Спустя почти сотню лет при Александре II граф Иван Балашов взялся не только спасти, но и усовершенствовать промышленную добычу ценного минерала. Пригласил заграничных инженеров. Вскоре озёра и море воссоединили с помощью искусственных каналов. Теперь промысел выглядит так.

Эти огромные бассейны каждую весну заполняются морской водой. За лето эта вода должна испариться и оставить на дне в идеале 20 тысяч тонн чудодейственной соли. Чем она лучше, скажем, обычной поваренной или каменной? Прежде всего тем, что в основном эти соли содержат только, собственно, соль, то есть хлорид натрия. А эта розовая соль содержит просто беспрецедентный набор всего: и цинк, и бром, и йод, и марганец, и ещё добрых восемь десятков и микро-, и макроэлементов. Вообще, такой раствор считается идеальной средой для любых живых клеток.

Фото © ТАСС / Стоян Васев

Фото © ТАСС / Стоян Васев

И тут мы приближаемся к её медицинскому назначению. Вот какая история: в нашей с вами плазме находится соль в концентрации 0,9%. И находится она там не просто так, а потому что это природой предусмотрено: она обеспечивает нужное, так сказать, внешнее давление для кровяных клеток. Если бы соли было больше, то давление увеличилось бы и катастрофически сжимало бедные эритроциты вместе с тромбоцитами и лейкоцитами. Недосол — значит слишком слабое давление, внутрь клеток начинает попадать вода, и в итоге они просто лопаются. Ужас, да и только.

Кто первым открыл необходимость соли в крови, сказать трудно. Ясно, что это произошло спустя всего несколько десятилетий после того, как граф Балашов позаботился о её стабильном производстве в Крыму. Упоминаются имена троих учёных. Британский врач Сидней Рингер в 1880-е годы обнаружил, что в правильном растворе солей натрия, калия и кальция сердце лягушки продолжает довольно долго биться. Питательную жидкость назвали раствором Рингера. Позже француз Рене Квинтон заполнил морской водой кровеносные сосуды собаки — и та прожила после этого ещё пять лет, да и то погибла от несчастного случая, то есть могла бы благополучно жить и ещё дольше. Так появился термин "раствор Квинтона". А в это время в Германии хирург Альберт Ландерер уже переливает аналогичную жидкость людям. В современной медицине её применяют под совершенно будничным названием — физраствор.

Не приходится сомневаться, что фашисты разбирались в технической стороне медицины, раз заживо вырезали людям почки и загоняли детей в концлагеря, чтобы выкачивать их кровь. И, конечно, качественный физраствор был весьма актуален.

В годы оккупации, то есть в годы массовых убийств, сбросов тел в ямы, издевательств, "экспериментов" над живыми людьми, рядом с розовыми озёрами гитлеровцы построили специальную железную дорогу. Соль вывозить. Местные жители хранят память о том, сколько жизней она успела спасти.

Растворяли соль в дистиллированной воде и получали сыворотку, вливали раненым, больным. Эликсир жизни — так называется наша соль

Валерий Стародубцев

Директор по производству крымского солепромысла

Кстати сказать, в блокадном Ленинграде морская вода для переливания тоже пригодилась: в стенах одного из институтов хранился запас. А ещё этому раствору жизнью были обязаны многие раненые, которым не нужно было переливание, а нужно было срочно обработать рану. Три дня с повязкой, смоченной в рапе (насыщенный соляной раствор), — и никакой гангрены не будет.

Когда закончился этот ад, то есть немцев погнали к чёртовой матери из Евпатории (в апреле 44-го), они напоследок сбросили на солепромысел три бомбы. Ясное дело, розовая соль — стратегический ресурс, огромное подспорье. Только ничего у них не вышло: на следующий же день после победы собрали специальную бригаду, которая экстренно восстановила промысел. По воспоминаниям освободителей Крыма, местная соль была настоящим сокровищем.

Сначала нами командовал старший сержант Скряга, в свои тридцать пять он был нам, мальчишкам, за отца. И фамилию свою полностью оправдывал — хозяйственный человек. Мы когда из Крыма летом уходили через Перекоп, то на берегу Сиваша уже толстый слой соли лежал — Скряга и приказал собрать её. Эти несколько пудов помогли потом прокормиться и в Белоруссии, и в Польше, где соль с начала войны никто в глаза не видел. Крестьяне за её щепотку давали целую курицу

Иван Новиков

Участник Великой Отечественной войны, хирург

До недавнего времени драгоценные кристаллы в основном увозили на Запад. После присоединения Крыма к России граница разделила территорию промысла — отрезала насосную станцию. Тем не менее промысел восстановили и переориентировали на российский рынок. Как раз недавно — 30 июня 2020 года — на Крымском мосту открыли грузовое движение. Товарный поезд в числе прочего повёз на материк кальцинированную соду с Крымского содового завода. Надо сказать, что этот завод делает и соль, причём добывает её из вод озера Сиваш. Так что теперь железная дорога служит для того, чтобы возить ценнейший минерал в Россию, а не наоборот.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1