Сбербанк почти отказывает в ипотеке на Кавказе. В чём причина?

В трёх республиках Северного Кавказа (Дагестане, Кабардино-Балкарии и Ингушетии) до сих пор не выдано ни одного ипотечного кредита по государственной программе льготной ипотеки, хотя в других регионах такие кредиты выдаются массово, так свидетельствуют данные, опубликованные Росреестром. Почему правительственная программа не выполняется именно в этом регионе, на примере Сбербанка разбирался Лайф.

3962
<p>Фото © Агентство "Москва"</p>

Фото © Агентство "Москва"

Житель Махачкалы Мурад давно хотел обзавестись собственным жильём и даже обращался в банки за ипотекой, но накопленных средств у Мурада едва хватало на первоначальный взнос, а высокая ставка по кредиту не позволяла получить сумму, достаточную для приобретения квартиры. Однако, узнав о правительственной программе, махачкалинец прикинул, что по льготной ставке 6,5% он получит кредит даже без подтверждения всего дохода — и это позволит ему реализовать мечту, что и подтвердил ипотечный калькулятор на сайте Сбера.

Фото © ТАСС / Михаил Терещенко

Фото © ТАСС / Михаил Терещенко

Льготную ипотеку по поручению президента правительство постановило выдавать ещё в апреле 2020-го, тогда это решение было в пакете мер по поддержке граждан и экономики в период коронавирусной пандемии. Согласно постановлению, ипотеку под 6,5% годовых могут получить покупатели жилья в новостройках, при этом лимит кредитования для Санкт-Петербурга, Московской и Ленинградской областей — до 12 миллионов рублей, а для жителей других регионов — до шести миллионов. Срок кредитования по программе составляет 20 лет, первоначальный взнос — 15% от стоимости жилья.

Так что молодой человек собрал все необходимые документы и пришёл в госбанк за льготной ипотекой. В Сбере документы у Мурада приняли, но предупредили, что пока его заявку рассматривают, он должен принести ещё нотариально заверенное согласие неработающей жены. Мурад удивился такому требованию, ведь в первоначальном перечне документов никакого "согласия" не значилось, но менеджер банка заявила, что банк для одобрения заявки может запросить дополнительные документы, вот нотариальное согласие супруги и есть этот самый дополнительный документ. Мурад оформил и принёс в банк запрашиваемую бумагу и стал ждать, но решение было не готово и через неделю, и через три.

Мурад в третий раз обратился в банк, теперь он просил предоставить официальное решение. Но и в этот раз никакого документа ему на руки не выдали, предложив вначале получить одобрение в страховой компании, рекомендованной банком. На возражение Мурада, что по закону он обязан страховать только недвижимость, передаваемую в залог, а в его случае ещё и страховать нечего, ведь он пришёл за кредитом на новостройку, в Сбере предложили дождаться ответа по заявке, который пришлют на электронную почту. Ответ так и не пришёл.

Махачкалинец переговорил с родственниками и узнал, что с похожей ситуацией столкнулся не он один, у многих, кто подал заявки на кредит, в банках требовали "дополнительные документы", и даже если все требуемые документы принести, следует отказ.

Действительно, ситуация Мурада для сегодняшней Махачкалы (да и других кавказских регионов) не является уникальной, отметил старший юрист компании "Европейский дом права" Залимхан Магомедов. — Банки вообще не любят выдавать кредиты в республике. Количество тех, кто теоретически мог бы воспользоваться льготной госпрограммой, значительное, но одного их желания мало.

Строительный бизнес в республике тоже регулярно заявляет о том, что ипотека могла бы помочь увеличить продажи, но никакого прорыва в этой сфере не происходит. Всё упирается в бюрократию и отсутствие у банков интереса что-то делать для изменения ситуации, считает Магомедов.

Банкиры на Кавказе намеренно требуют более широкий пакет документов, чем в других регионах, ссылаясь на то, что все эти формы утверждены в головном офисе в Москве, — говорит он. — А на самом деле, на мой взгляд, банковские работники таким способом маскируют своё нежелание заниматься относительно небольшими по сумме кредитами. Нет мелких кредитов нет проблем. Получается, что человек попадает в тупиковую ситуацию: и работа есть, и платить может, но ипотека недоступна.

Фото © ТАСС / Елена Афонина

Фото © ТАСС / Елена Афонина

Слова Магомедова подтверждает и статистика. Согласно данным Росреестра, в период с 17 апреля по 1 сентября текущего года по президентской программе было выдано более 66 тысяч ипотечных кредитов, то есть каждый пятнадцатый жилищный кредит. Но если, например, в Татарстане, Башкирии, Чувашии таких ипотечных сделок было зарегистрировано более чем по две тысячи на каждую республику, то в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии вообще ни одной.

Как пояснил Лайфу один из менеджеров Сбера, на Кавказе кредитные менеджеры просто перестраховываются.

Сейчас участились случаи, когда за кредитом приходят работники из пострадавших от коронавирусного кризиса отраслей, рассказал он. — В теории — если доход такого потенциального заёмщика позволяет, то кредит ему надо выдавать, но на практике во многих отделениях перестраховываются — если есть сомнения в дальнейших перспективах работодателя, то в займе его работнику откажут под любым предлогом.

Вот и получается: с одной стороны, чиновники из разных министерств регулярно заявляют, что решение жилищной проблемы возможно на основе ипотечного жилищного кредитования — и эта задача является общегосударственной и приоритетной, а с другой — в ряде регионов более важны другие причины, которые никак не коррелируют ни с рисками банков по поводу платёжеспособности заёмщиков, ни с отсутствием госпрограмм. Как объективно показывают данные Росреестра, в тех регионах, где администрация заинтересована в развитии жилищных программ, ищут возможности для применения любых инструментов, а там, где такой заинтересованности нет, ищут оправдания, ссылаясь на риски банков, которые всегда могут объяснить причину отказа.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1