Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Уведомления отключены

Секретный приказ: как российские десантники захватили аэродром Слатина и предотвратили третью мировую войну

24 марта 1999 года на территории Югославии разорвались первые бомбы и ракеты, сброшенные с самолётов НАТО. К маю того же года стало ясно — за атакой с воздуха скоро последует и наземное вторжение. Силы США и альянса стали готовиться к введению войск, однако российские войска тоже получили свой совершенно секретный приказ.

26 марта, 21:40
172408
<p>Фото © ТАСС / Метелица Сергей</p>

Фото © ТАСС / Метелица Сергей

Разгром

10 июня 1999 года с армией Югославии было покончено. Наземным силам НАТО отводилась задача занять большую часть Косова, а сербов, яростно сражавшихся два с половиной месяца, вынудили сложить оружие и уйти. Последней задачей альянса по разгрому Югославии должен был стать захват аэродрома Слатина — единственного уцелевшего объекта, способного принимать военные и транспортные самолёты. Из соседней Македонии, где собирались основные силы США и НАТО, до аэродрома Слатина танки и бронетехника могли добраться всего за несколько часов.

К началу июня 1999-го был сформулирован приказ — войскам США и НАТО нужно было подавить очаги сопротивления, занять аэродром и удержать его, обеспечив тем самым беспроблемное прибытие подкрепления и полный контроль над регионом. После этого в политическом руководстве США и Европы планировали выдвинуть ультиматум президенту Югославии Слободану Милошевичу, которого месяцем ранее, в мае 1999-го, уже обвинили в геноциде мирного населения и военных преступлениях. После этого заявления сразу несколько оперативных управлений Минобороны России, включая Генштаб, ГРУ и другие службы разведки, спланировали операцию по предотвращению "зажима" Югославии в кольцо войск НАТО.

Военная хитрость

Фото © ТАСС / Данилюшин Александр

Фото © ТАСС / Данилюшин Александр

В числе тех, кто был посвящён в детали плана, оказалось всего несколько человек. Политическая обстановка летом 1999 года и желание Бориса Ельцина "дружить с американцами" не позволяли принять решения о переброске десанта в открытую, однако уже 3 июня на фоне ухудшающейся обстановки в регионе план по захвату аэродрома Слатина был готов и доведён до Минобороны. Выполнять задачу должны были бойцы десантного батальона ВДВ России в составе сил ООН, дислоцированные в соседней Боснии и Герцеговине. Бывший офицер узла связи миротворческого батальона, майор запаса Алексей Польских вспоминает, что вопрос о боевых действиях тогда даже не поднимался — для военных это была операция по защите мирного населения.

Задачу нам поставили так: занять оборону, обеспечить сохранность аэродрома до прибытия основных сил и не дать воздействовать на мирное население. Фактически речь шла о спасательной операции, коих мы проводили уже прилично. Только здесь в качестве объекта для защиты выступал крупный город с населением в несколько тысяч человек. Мы с самого начала знали: если мы опоздаем и первыми в город войдут силы KFOR, то кровопролития избежать не удастся

Алексей Польских

Бывший офицер узла связи миротворческого батальона, майор запаса

В ночь на 1 июня у дежурного офицера батальона ВДВ в Боснии и Герцеговине раздался звонок — звонили из Москвы. План по захвату и удержанию аэродрома Слатина был одобрен президентом страны Борисом Ельциным. Первыми, по словам участников событий, огонь открывать запрещалось, но для "сохранности людей и техники дозволялось применять любые методы".

Руководить группой быстрого реагирования назначили молодого майора Юнус-Бека Евкурова — опытного специалиста по тайным операциям и авторитетного командира. За успешность операции отвечали начальник оперативной группы Воздушно-десантных войск России в Боснии и Герцеговине генерал-майор Валерий Рыбкин и командир батальона ВДВ, полковник Сергей Павлов. Им в большинстве случаев и приписывают разработку уникального плана, по которому российские военные должны были опередить силы НАТО прямо у взлётно-посадочной полосы.

Тайная переброска

Фото © ТАСС / AP PHOTO

Фото © ТАСС / AP PHOTO

Рано утром 11 июня колонна из нескольких бронетранспортёров, соблюдая радиомолчание, скрытно выехала с территории города Углевика и на максимальной скорости помчалась в сторону границы с Югославией. Уже к ночи, преодолев несколько сотен километров на максимальной для техники скорости, российские военные слегка снизили темп. На границе Сербии и Косова российских военных встречали местные жители — женщины кидали цветы, мужчины несли воду и еду, предлагали помощь и оружие, а российские флаги целовали со слезами на глазах, воспринимая солдат как спасителей.

Пересекать границу Сербии и Косова военные сразу не стали. Бывший офицер Главного оперативного управления МО РФ майор запаса Евгений Андрюшин поясняет: нужно было дождаться разведданных о пересечении границ Косова спецподразделениями сил НАТО.

С той стороны тоже готовились и даже начали действовать, это правда. Сейчас уже, наверное, про это можно сказать: готовилась самая настоящая, полноценная интервенция, для которой при необходимости могли привлечь несколько дивизий. К ночи, когда батальон уже находился на границе, первые группы спецназа НАТО уже начали проникать на территорию Косова. Все их перемещения мы "вели" и фиксировали, поэтому, когда набралось достаточно подтверждающей информации, батальон двинулся в точку назначения

Евгений Андрушин

Бывший офицер Главного оперативного управления МО РФ

Последние километры через столицу Косова — Приштину — российский десант верхом на броне летел в режиме "педаль в пол" — БТР от такой езды постоянно "кипели", но на остановку не было даже минуты лишнего времени. Притормозить пришлось лишь на центральных улицах города — местные жители, вышедшие встречать российских десантников, запускали фейерверки, несли цветы и вино и всячески мешали соблюдать график.

Фото © ТАСС / Буйский Валентин

Фото © ТАСС / Буйский Валентин

Когда толпа отступила, колонна боевых машин вновь рванула во весь опор. Ровно в два часа ночи 12 июня российские военные заняли территорию аэродрома Слатина без единого выстрела и установили контроль по периметру. Через 45 минут после того, как пулемётчики и снайперы заняли свои сектора, вдали показались огни военных автомобилей и силуэты бронемашин, совсем не похожих на российские.

"Уничтожить русских!"

Фото © ТАСС / Величкин Сергей

Фото © ТАСС / Величкин Сергей

К тому моменту, когда первые подразделения KFOR остановились перед воротами аэродрома Слатина, американские дипломаты, узнавшие о движении колонны российских военных из выпуска CNN, уже пытались давить на Кремль и в ультимативном тоне требовали, чтобы десантникам отдали приказ оставить позиции и уйти. Особенно отличился тогдашний замгоссекретаря Строуб Толботт. Традиционно спокойный дипломат на встрече в МИД яростно кричал и требовал "немедленно вывести войска" и несколько раз заявил, что "Россия пожалеет". Ему в духе времени и в лучших традициях хорошего тона пообещали уладить вопрос. Сбив спесь с американских ястребов, делегацию проводили с глаз долой. К тому моменту, когда Толботт со своими советниками приземлился в Брюсселе, военные уже сделали дело — аэродром Слатина был под контролем, а силы KFOR были заблокированы.

Первым батальоном НАТО, прибывшим на место, оказался механизированный корпус британских военных. Уже потом станет ясно: британцы готовились к штурму аэродрома — кроме лёгких бронемашин они привезли с собой и танки "Чифтен". Узкий подход к аэродрому войскам НАТО блокировали два российских блокпоста. Понимая, что подчинённые начинают тушеваться и мешкать, командующий группировкой сил НАТО на Балканах генерал Майкл Джексон вышел вперёд и пошёл в сторону российских военных, жестами приказывая следовать за ним.

Ещё через секунду в паре метров от Джексона звонко щёлкнул затвор автомата. Через секунду командир взвода российских десантников криком приказал генералу Джексону: "Не двигаться или ляжешь прямо тут!" Через десять минут Джексон доложил о событиях командующему силами НАТО в Европе Уэсли Кларку. Генерал Кларк, известный своей жесткостью и несговорчивостью, приказал Джексону "захватить аэродром любой ценой, даже если придётся уничтожить русских". Однако развязывать третью мировую Майкл Джексон не стал — фактически он нарушил прямой приказ командования и вместо начала обстрела лишь окружил аэродром.

Трусость соседей

Фото © ТАСС / AP Photo / Enric Marti

Фото © ТАСС / AP Photo / Enric Marti

Подкрепление к батальону ВДВ должно было прибыть в тот же день. Однако перебросить два полка ВДВ в Слатину не дали Венгрия и Румыния — руководство этих стран отказало в пролёте российских самолётов с техникой и солдатами через их территорию. Батальону ВДВ пришлось держаться две недели, прежде чем первые подразделения ВДВ пришли на помощь. Марш-бросок российских десантников на Слатину вошёл в историю как Приштинский бросок. Рывок на Приштину фактически и сломал планы НАТО по полномасштабной оккупации Балкан. После этой операции НАТО и США удалось усадить за стол переговоров, а военные KFOR стали соблюдать осторожность и перестали делать агрессивные выпады в адрес руководства Югославии.

За проведённую операцию все её участники и авторы военного плана были награждены специальными наградами. За марш-бросок и операцию, о значимости и важности которой эксперты спорят до сих пор, майор Юнус-Бек Евкуров получил звание Героя Российской Федерации. "Самый дерзкий рейд в истории" позволил оставить 650 российских миротворцев в Косове на следующие четыре года, в течение которых не был убит ни один мирный житель. Несмотря на критику операции со стороны США и НАТО, Бросок на Приштину в середине нулевых активно изучали в Американской академии Вест-Пойнт.

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1