Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Неуловимый русский "Посейдон". Почему США так боятся ядерного удара из глубин

47630
Post cover

Уничтожить "ядерную торпеду" ВМС США теоретически могут, но для этого нужно очень постараться. Пока же российское современное подводное оружие считается одним из лучших в мире и доставляет много беспокойства военным НАТО. Не зря американские военные ищут способы, как можно остановить "Посейдон" и вычислить его носителей.

Охотники за подлодками

Специальная военная техника, в задачи которой входят поиск и уничтожение подводных лодок противника, в России и странах Запада существенно отличается. Российские "охотники за подлодками" — это крупные противолодочные корабли проекта 1155, фрегаты 22350. На кораблях поменьше тоже есть противолодочное вооружение, но оно скорее вспомогательное, поскольку сторожевые корабли выполняют работу попроще, их ни к чему нагружать тяжёлым вооружением — вместо тяжёлых ракетных комплексов там размещены вертолёты со специальным оружием. "Охотники за подлодками" в НАТО устроены иначе, но в целом похожи на российские противолодочные корабли. Корабли альянса (чаще всего фрегаты) вооружены торпедными аппаратами и могут применять их либо самостоятельно, либо после "подсветки" цели противолодочным самолётом.

ВМС США располагают специализированным флотом для поиска российских подлодок в мировом океане. Все новейшие субмарины (включая носителей ядерного оружия) оснащаются ультрасовременными станциями слежения, способными по шуму винтов определить тип подводной лодки в конкретной точке океана. Кроме того, противолодочным оружием оснащаются фрегаты "Арли Берк", крейсеры "Тикондерога", специальные вертолёты и самолёты противолодочной авиации. Вся военная машина США и НАТО направлена на то, чтобы в час икс обнаружить российские подлодки раньше, чем последние смогут подняться на глубину пуска баллистических ракет и дать ответный, последний залп в Третьей мировой войне. Но всё это работало только ДО появления глубоководного аппарата "Посейдон". После того как о существовании этого оружия (ещё под индексом "Статус-6") узнали на Западе, стало очевидно, что весь американский флот придётся перестраивать.

Океанская многоцелевая система "Посейдон". Фото © ТАСС / Пресс-служба Минобороны РФ

Океанская многоцелевая система "Посейдон". Фото © ТАСС / Пресс-служба Минобороны РФ

Слежение не той системы

Строго говоря, применение "Посейдона" в случае ядерной войны можно разделить на два этапа. Первый — уничтожение флотов НАТО в европейских портах (Бремерхафен, Сицилия, Неаполь, Рота и другие). Бывший заместитель командира боевой части на подводном крейсере ТК-202 проекта 941 "Акула" Евгений Пушков отмечает, что с появлением "Посейдона" задача российского ВМФ существенно упростилась.

Помимо того, что такие объекты, как радары и позиции ракет-перехватчиков системы ПРО, наверняка уже давно нанесены на карту и отмечены для возможного удара, использование "Посейдона" с борта подводных лодок значительно увеличивает вероятность гарантированного уничтожения. В масштабах Европы двухмегатонным взрывом можно превратить в пыль такой остров, как Сицилия

Евгений Пушков

Бывший заместитель командира боевой части на подводном крейсере

Здесь важно остановиться и кое-что пояснить. Гидроакустическая противолодочная система США хоть и раскинута по значительной территории в Атлантическом и Тихом океанах, а разведывательные спутники и корабли-разведчики наизусть знают маршруты выдвижения российских субмарин в море, способности американских моряков "принимать" подлодки на сопровождение сильно преувеличены. Первый раз это доказала ещё советская подлодка К-324, пару дней находившаяся в районе учений флота США в Саргассовом море, ещё несколько боевых походов к берегам вероятного противника осуществлялись в 90-е годы с целью подтвердить возможность нанесения ответного ядерного удара.

Ни в одном из этих случаев субмарины с ядерным оружием на борту не были обнаружены, хотя на создание SOSUS (гидроакустической системы слежения) потрачено без малого 25 млрд долларов. Если сложить все обстоятельства воедино и поразмышлять над шумностью подводных лодок, то возникает закономерный вопрос: а можно ли перехватить подлодку-носитель глубоководных аппаратов "Посейдон"?

Перехват по Шрёдингеру

Есть мнение, что у экипажа российской субмарины, проходящей через систему слежения, в распоряжении несколько методов обмана американских микрофонов под водой. Первый способ — интенсивный "разгон" под прикрытием грузового корабля и "проскакивание" эшелона с микрофонами на холостом ходу. Второй способ — экстренное всплытие в том же режиме, своеобразное "перепрыгивание барьера". Третий и самый вероятный способ — погружение на максимальную глубину и прохождение "барьера безопасности" между надводной и подводной частью системы. Бывший командир группы слежения на подводном крейсере ТК-13 проекта 941 "Акула" Виталий Татьянин отмечает, что современные лодки-носители аппаратов "Посейдон" это уже не огромные субмарины, шум которых был слышен сразу после запуска гребных винтов.

Поглощающие материалы, реакторы нового типа, даже гребные винты у субмарин специального назначения сделаны из других материалов. Не из тех же самых, что и серийные корабли. Всё ради того, чтобы обмануть систему слежения ВМС США, в базе данных которой на каждый тип подводных лодок есть свой профиль. Но лодки "подводного спецназа" ВМФ отследить нельзя. Их нет в профиле, шумность у них гораздо ниже, поэтому всплыть у берегов Калифорнии где-нибудь в 10 километрах от Лос-Анджелеса или Нью-Йорка они вполне могут

Виталий Татьянин

Бывший командир группы слежения на подводном крейсере ТК-13

Перехват

Офицеры-подводники отмечают, что единственный и гарантированный способ победить "Посейдон" — затопить "ядерную торпеду" вместе с подлодкой-носителем. Однако добраться до уникальной субмарины непросто — даже в американских гидроакустических системах предыдущего поколения имелся ряд проблем, из-за которых носители крылатых и баллистических ракет ВМФ России успешно "гуляли" к берегам Америки и обратно. Другой вариант — перехватывать сам "Посейдон" в тот момент, когда беспилотник получил команду на запуск и двигается к цели.

Но здесь перед американскими моряками возникает чисто физическая проблема. Скорость обычной торпеды в воде — 60–70 узлов (примерно 130 километров в час). Российская торпеда "Шквал", за чертежами которой долгое время охотилось ЦРУ и главное управление разведки ВМС США, разгоняется в толще воды до 350 километров в час. "Посейдон" чуть медленнее. Известно, что на глубине в один километр аппарат может разгоняться до скорости в 200 километров в час. Но здесь важно учитывать и назначение двух боеприпасов. "Шквал" — инструмент для ближнего боя, как тонкая заточенная рапира. Дальность действия "Шквала" по современным меркам невелика — примерно 15 километров.

"Посейдон" может добираться до цели с расстояния в 10 тыс. километров, а это значит, что заложить десяток зарядов можно где-нибудь у берегов Африки или между Австралией и Соединёнными Штатами без риска быть обнаруженным и уничтоженным. Математическая вероятность перехвата в таком сохранится, но по-прежнему будет стремиться к нулю, поскольку выйти в район предполагаемого пуска, обнаружить, а потом и уничтожить группу из пяти-семи "Посейдонов", идущих на цель на километровой глубине, современные ВМС с неповоротливыми подлодками не в состоянии.

Выбор редакции