Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Гений-тихоня. Как начальник ЦРУ стал лучшим агентом внешней разведки КГБ

17808

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © Jeffrey Markowitz / Sygma via Getty Images

Post cover

Уникального шпиона называют лучшим агентом советской разведки за всю историю холодной войны.

Бурбон наоборот

Всё самое интересное в мире нелегальной разведки начало происходить ровно в тот момент, когда руководить 1-м Главным управлением КГБ СССР в середине 70-х назначили Владимира Крючкова — опытного чекиста и человека со стратегическим мышлением. Ряд провалов в нелегальных операциях за рубежом (и в первую очередь в США) вынудил Крючкова пересмотреть подход советских органов внешней разведки к работе в последующие годы.

Крючков даёт интервью на Съезде народных депутатов СССР 1 декабря 1990 года. Фото © Wikipedia

На одном из совещаний Крючков снял с лица огромные очки и, набрав немного воздуха в грудь, сказал: "Мы больше не можем допускать провалов. Без серьёзного источника внутри разведывательных структур дальнейшую работу выстроить нельзя".

Эта фраза, как оказалось, станет судьбоносной. По распоряжению Крючкова сотрудники "семёрки" начали прорабатывать список высокопоставленных сотрудников ЦРУ, которых можно было бы завербовать для агентурной работы на Советский Союз. В некотором роде органы внешней разведки искали собственного Дмитрия Полякова — генерала ГРУ, работавшего на Центральное разведывательное управление 25 лет. Внимание органов разведки привлёк немолодой, не совсем успешный и не очень умный сотрудник ЦРУ, который обладал редким даром: умел анализировать, вовремя принимал решения, опираясь на полученную информацию, и за счёт сложившихся обстоятельств резко пошёл вверх по карьерной лестнице.

Знакомство с судьбой

В 1985 году резидент внешней разведки в Вашингтоне Виктор Черкашин снял трубку ведомственного телефона и услышал короткую фразу от дипломата Сергея Чувахина: "Внизу человек. Утверждает, что работает в ЦРУ. Просит о встрече". После коротких раздумий резидент КГБ СССР в Вашингтоне решил, что этот визит — очередная попытка "скормить" советским чекистам дезинформацию, и спокойно начал готовиться к встрече. Всё изменилось, когда новый гость советской резидентуры в столице США назвал свои имя и должность. Новым контактом КГБ в США стал не рядовой сотрудник, а целый руководитель контрразведывательного дивизиона ЦРУ США по советскому направлению Олдрич Эймс.

Проверка биографии Эймса серьёзных результатов не дала. Вырос в благонадёжной семье. Отец — кадровый сотрудник ЦРУ, "контактёр" — примерный семьянин. Единственное, что настораживало сотрудников внешней разведки СССР, — пристрастие Эймса к алкоголю. В день, если не было важных встреч, кадровый разведчик мог напиваться с самого утра.

Главная причина, по которой Эймс пошёл на сотрудничество с КГБ, — его молодая жена, сотрудница колумбийского консульства Мария дель Росарио Касас Дюпи, с которой немолодой и к тому моменту ещё женатый на первой супруге Эймс познакомился во время командировки в Мексику. Привыкшей к роскошной посольской жизни молодой колумбийке Олдрич Эймс пустил пыль в глаза и заставил поверить в успешную карьеру дипломата. Когда правда о месте работы и небольшой зарплате разведчиков вскрылась, Росарио начала угрожать Эймсу, что уйдёт от него, потому что "это не та жизнь, которой она хочет". Кроме того, Эймса изрядно потрепал развод с первой супругой, которая после оформления документов отобрала у него почти всё имущество.

Переломным моментом для Эймса стала попытка сотрудников "семёрки" завербовать его подчинённого из Лэнгли. Сделка с советскими разведчиками сорвалась, однако Эймс узнал главное — за сотрудничество работники КГБ СССР предлагали 50 тысяч долларов наличными. Эти деньги вполне могли решить его финансовые проблемы.

Ценный агент

На первую официальную встречу со своим связным Эймс пришёл не с пустыми руками. Каким-то чудом он смог вынести из Лэнгли копии личных дел трёх агентов, завербованных ЦРУ. Почти сразу после передачи секретной информации одного агента ЦРУ задержали в Москве, двух остальных "отозвали домой" и затем арестовали. С июня 1986 по июль 1989 года контакты Эймса перевели в Западную Европу. Его направили в рабочую командировку в Рим, однако даже в столице Италии Эймс, по его собственным признаниям, передавал целые сумки секретных документов резидентам советской внешней разведки.

Фото © Wikipedia

Сведения касались не только посольских работников, завербованных ЦРУ, но и двойных (и даже тройных) агентов, шпионивших для нескольких спецслужб сразу. Ценность Эймса состояла в том, что через его аналитический отдел проходили ключевые сведения, необходимые для работы таких структур, как ЦРУ: завербованные агенты, отчёты по обстановке внутри стран НАТО и многое другое. Среди главных секретов, которыми обладал Эймс, были точные сведения о возможном применении американского ядерного оружия против СССР.

Одним из тех, кого Эймс раскрыл советским контрразведчикам в первую очередь, стал полковник ГРУ Геннадий Сметанин. Кадрового военного с хорошей должностью и доступом к секретной информации ЦРУ завербовало ещё в 1983 году. И с этого момента многие военные тайны советской оборонки превращались в ежемесячные отчёты. Ещё одно "входное" раскрытие Олдрич Эймс осуществил после рассказа про Адольфа Толкачёва (агент, работавший под псевдонимом Сфера в одном из ведущих НИИ Советского Союза и раскрывший ЦРУ данные о системах радиолокации на советских истребителях). Раскрытие Толкачёва ошибочно относят к сведениям от другого американского перебежчика — Эдварда Ли Говарда. Однако источники среди отставных сотрудников 7-го Управления КГБ СССР утверждают, что Толкачёва сдал именно Олдрич Эймс.

Удар по блоку НАТО

Уникальность Эймса, по словам историка спецслужб, бывшего сотрудника ПГУ КГБ СССР Владимира Чернышевского, состояла в том, что он обладал информацией обо всех фронтах холодной войны, которая велась против СССР.

В его аналитическое управление стекались все данные: о военных методах, которые можно предпринять относительно СССР, о дипломатических каналах работы и вербовки, списки сотрудников ведомств и посольств, готовых пойти на контакт. Информация была уникальная и позволяла уничтожить всю агентурную сеть ЦРУ одним ударом. Собственно, после контактов с Эймсом после 1985 года американская резидентура в СССР была серьёзно сокращена. Одних выслали из страны, других арестовали и осудили. Кадровый состав, подходящий ЦРУ по качеству, был практически полностью вырван из работы

Владимир Чернышевский

Бывший сотрудник ПГУ КГБ СССР в отставке

Информация, которую Эймс отгружал КГБ сотнями томов, позволяла советской контрразведке уничтожить "спящих" агентов ЦРУ практически во всех структурах СССР — начиная от вооружённых сил и заканчивая Министерством энергетики. Список раскрытых Олдричем Эймсом агентов насчитывает почти 40 человек, хотя ЦРУ до сих пор официально не признаёт ни одного из них. Топ-5 агентов ЦРУ, арестованных после показаний Эймса, выглядит так:

  • Дмитрий Поляков. Суперагент ЦРУ под псевдонимом Бурбон (ранее Цилиндр). Генерал-майор Главного разведывательного управления Генерального штаба. Работал на ЦРУ 25 лет. Четверть века работы Полякова на ЦРУ привела практически к полному уничтожению нелегальной агентурной сети КГБ в Соединённых Штатах, Европе и нескольких странах Азии. Арестован после информации от Олдрича Эймса в 1986 году.

  • Леонид Полещук. Агент ЦРУ под псевдонимом Уэй. Подполковник контрразведывательного отдела "К" КГБ СССР. С середины 70-х по 1985 год снабжал резидентов ЦРУ информацией о личном составе органов внешней разведки в странах Центральной и Южной Африки, Юго-Восточной Азии. Передал в Лэнгли полный список резидентов ГРУ на "африканском направлении". Арестован после информации от Олдрича Эймса в 1985 году.

  • Сергей Моторин. Агент ЦРУ под псевдонимом Гоуз. Подполковник КГБ под прикрытием сотрудника посольства в Вашингтоне. Попался на продаже водки в обмен на аудиотехнику и был уличён в связях с женой одного из посольских переводчиков. В обмен на деньги и сокрытие компромата передал ФБР и ЦРУ сведения по всей резидентуре КГБ в столице США. Арестован после анализа информации от Олдрича Эймса в 1986 году.

  • Валерий Мартынов. Агент ЦРУ под псевдонимом Джентл. Резидент вашингтонского отделения внешней разведки. Подполковник КГБ, собиравший сведения о научно-технических достижениях США и завербованный ЦРУ в середине 80-х. Передал американской контрразведке сведения о завербованных сотрудниках аэрокосмических и энергетических компаний, работавших на Пентагон. Арестован после изучения сведений от Олдрича Эймса в 1985 году.

  • Геннадий Сметанин. Агент ЦРУ под псевдонимом Миллион. Подполковник ГРУ и один из самых дорогих агентов ЦРУ в истории. За свои услуги получил не менее 500 тысяч долларов США. Передал ЦРУ сведения о работе военной разведки и контрразведки ГРУ за рубежом. Арестован после сообщения от Олдрича Эймса в 1985 году.

"Гуччи" и "Ягуар" на зарплату КГБ

После того как Советский Союз приказал долго жить, Эймс не утратил своих контактов с отечественными чекистами, а, наоборот, укрепил их. За нелёгкий труд по добыче сверхсекретных данных немолодой и не вполне симпатичный кадровый разведчик получал хорошие деньги. К середине 90-х на счетах семьи Эймса скопилась немалая сумма — пять с небольшим миллионов долларов. Сам Эймс, всё это время открыто имевший контакты с посольскими работниками якобы в целях агентурной работы, любил шиковать: носил дорогие костюмы (за две-три тысячи долларов), часы из золота и платины, ездил на новом автомобиле "Ягуар". Именно тяга к роскоши, по данным специалистов, в итоге привела к тому, что Эймса сначала взяли в разработку безопасники из ЦРУ, к которым позднее подключились контрразведка и сотрудники ФБР.

По другой версии, в разработку руководитель аналитического отдела попал по иной причине. К тому моменту, как жизнь Эймса начали рассматривать под микроскопом, советской контрразведке сдали Владимира Поташова — специалиста в области проблем разоружения и сотрудника Института США и Канады, а также Бориса Южина — офицера КГБ, работавшего в Сан-Франциско (по легенде) журналистом. Кроме того, серьёзные удары по резидентам ЦРУ нанесли через арест Геннадия Вареника, полковника внешней разведки КГБ в Германии, военного атташе в Венгрии и полковника внешней разведки Владимира Васильева и десятка фигур масштабом поменьше.

Сбор доказательств вины Эймса вёлся в том числе с помощью негласной прослушки его телефонов и обысков дома. Во время одного из таких у него нашли крупную сумму наличными, дорогие сигары, алкоголь по пять тысяч долларов за бутылку и телефоны лучших борделей на Восточном побережье США.

Бывший командир разведывательного полка Пограничных войск КГБ СССР Алексей Петрухин отмечает, что информация, которой Эймс снабжал контору, стоит гораздо больше пяти миллионов, уплаченных ему в качестве гонорара.

Эймс не только давал нужные сведения, но и регулярно подсовывал дезинформацию своему начальству. Он писал такие отчёты, какие ему говорили писать. В итоге на основании неверных данных в ЦРУ принимались неверные решения, которые Советскому Союзу никакого вреда не наносили. За анализ проваленных операций по СССР тоже отвечало управление Эймса, поэтому можно смело сказать, что почти десять лет работа ЦРУ в СССР была полностью парализована

Алексей Петрухин

Бывший командир разведывательного полка Пограничных войск КГБ СССР

Арестовали Олдрича Эймса лишь в 1994 году, когда доказательства его сотрудничества с КГБ получили статус неоспоримых. За без малого десять лет работы на внешнюю разведку СССР Олдрич Эймс получил пожизненный срок и до сих пор отбывает своё наказание в государственной тюрьме строгого режима Алленвуд в Пенсильвании. Он несколько раз давал интервью американским журналистам и неоднократно говорил, что помимо денег к сотрудничеству с советскими спецслужбами его привела ненависть к политике Соединённых Штатов. По словам Эймса, ЦРУ было создано не для защиты страны от нападения, а в целях порабощения любой страны в любой точке земного шара.

Выбор редакции

Loading...