Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Сам себе коррупционер. Как депутаты парламента Санкт-Петербурга зарабатывают на хитрой поправке

15382

Коллаж © LIFE. Фото © vk.com / koval_team 

Post cover

На днях в Питере разгорелся очередной коррупционный скандал, отчасти связанный с так называемой депутатской поправкой, согласно которой местные депутаты могут участвовать в распределении городского бюджета. По подозрению во взяточничестве арестовали депутата от Красносельского района Романа Коваля. Однако, как выяснил Лайф, всё не так просто: на его месте в любой момент могут оказаться и другие его коллеги.

Эта история интересна сразу двумя сюжетами. Первый — сам факт задержания Коваля, бывшего сотрудника МВД и, как сообщали СМИ, племянника бывшего вице-губернатора Санкт-Петербурга, нынешнего зампреда Комитета Госдумы по финансовому рынку Игоря Дивинского. Второй заключается в том, что депутаты питерского Заксобрания, как выяснилось, могут и активно распоряжаются частью городского бюджета по своему усмотрению. Это даёт невероятные возможности для злоупотреблений и коррупции.

Помощь — нуждающимся, "ауди" — к подъезду

Следствие подозревает, что с 2018 по 2020 год Коваль кормился взятками от бизнесменов. Их общая сумма — почти 17 миллионов рублей, в том числе и дорогой внедорожник Audi Q7, который он якобы получил от бизнесмена Михаила Лихолетова.

Задержание депутата Заксобрания Петербурга Коваля. Фото © fontanka.ru

Задержание депутата Заксобрания Петербурга Коваля. Фото © fontanka.ru

По версии следствия, Коваль "помогал" Лихолетову заработать на госконтракте по поставкам медоборудования Госпиталю для ветеранов войн, Покровской больнице, роддомам № 17 и 18. Не за просто так, конечно.

Схема была простой: пользуясь специальной депутатской поправкой Бюджетно-финансового комитета Санкт-Петербурга (БФК) к региональному законодательству, Коваль распределял казённые деньги по медучреждениям. По странному совпадению они предпочитали закупать оборудование у близких к депутату поставщиков. По данным силовиков, речь шла об откатах, а ставка Коваля якобы была 20% от суммы контракта.

Лайф выяснил, что Лихолетов активно брал госзаказы и процветал в 2018–2020 годах. Контракты почти на 200 миллионов рублей в 2018 году, 740 миллионов в 2019 году, а за семь месяцев этого года — уже более чем на 370 миллионов. Для сравнения: в 2016 году компания выиграла всего один тендер на сумму чуть более 800 тысяч рублей. Картинка красноречивая.

Коллега Коваля по местному Заксобранию, а ныне депутат Госдумы Виталий Милонов, оказалось, изучал подобные схемы и заявил Лайфу, что в Питере закупки сложного оборудования — "это всегда был вопрос очень тонкий и деликатный".

Петербургский депутат Коваль. Фото © vk.com / koval_team

Петербургский депутат Коваль. Фото © vk.com / koval_team

Во-первых, на этом рынке всегда есть категория бизнесменов, кто предлагает должностным лицам "решить" вопрос с поставками. А во-вторых, посчитать реальную стоимость оборудования очень сложно, так как типовые приборы могут иметь нетиповые элементы — и это уже считается каким-то уникальным оборудованием. При этом каждый экземпляр на реальное присутствие этих нетиповых компонентов не проверишь, — отметил парламентарий.

Ковалю уже предъявили обвинение по ч. 6 ст. 290 УК РФ о взятке. Теперь ему грозит до пятнадцати лет колонии. Не исключено, что депутат погорел именно из-за пресловутой поправки БФК, которая даёт широкие возможности для коррупции. Так что же это за странная поправка, которая несёт столько соблазнов парламентариям Санкт-Петербурга?

Поправка на деньги

Само законотворческое недоразумение, которое позволяет депутатам напрямую подключаться к бюджетным потокам, появилось ещё в середине 90-х и стало частью большой сделки между Смольным и городским парламентом. Согласно поправке, местные депутаты получали в своё распоряжение 2% от расходной части городского бюджета, их они могли направлять на муниципальные нужды по своему усмотрению. Эти деньги назвали депутатскими резервными фондами. Но самое интересное заключалось в том, что соглашение было устным, так как его закрепление привело бы к нарушению российского законодательства со всеми вытекающими последствиями.

Поправка — во многом полезная вещь, которая позволяла решать разные проблемы города, до которых руки у мэрии не доходили. Деньги должны были расходоваться на обустройство школ, больниц, объектов культуры и т.д. В общем, иметь более точечное воздействие на проблемы. Однако эта же поправка открывала широкие возможности для коррупции.

Со стороны Смольного этот ход был вынужденным: летом 1996 года в Питере должны были состояться выборы мэра — чтобы задобрить депутатов, им сделали такой подарок. С тех пор они стали считать себя вправе распоряжаться бюджетными деньгами, а ряд метаморфоз, происходивших с "джентельменским соглашением" в дальнейшем, делали его всё более удобным для некоторых нечистых на руку парламентариев.

Поправки для поправки

Изначально эти 2% средств распределялись между всеми 50 депутатами поровну, а процедура их распределения была достаточно прозрачной. Но уже к концу 90-х у нового главы Санкт-Петербурга Яковлева появились вопросы к реализации поправки, в результате чего она была переименована в коллективную — её по-прежнему готовили депутаты, но в окончательном варианте на утверждение подавала уже администрация города.

Во времена губернаторства Валентины Матвиенко появилось современное название — поправка БФК. Деньги перестали поступать депутатам напрямую. Они выдавались руководителям фракций, и те сами распределяли средства между подопечными парламентариями.

На сегодняшний день механизм действия поправки выглядит примерно так: депутаты представляют свои предложения, куда они хотели бы направить средства. Далее они аккумулируются в правительстве или в бюджетно-финансовом комитете, где "хотелки" парламентариев "утрамбовывают" в бюджетную классификацию. После того как часть предложений получит одобрение, обнародуются только присвоенные в рамках классификации коды.

То есть депутаты узнают судьбу лишь собственных инициатив. В таких условиях контролировать, куда и в каком количестве отправляются средства, возможности нет. По словам питерских собеседников Лайфа, хорошо знающих ситуацию изнутри, сложившаяся ситуация связана с желанием Смольного поставить под контроль депутатов для голосования по чувствительным городским вопросам.

Это не секрет в Петербурге, что депутаты могут получать или не получать одобрение по собственным проектам в зависимости от своей лояльности к спикеру парламента, ведь, по сути, он является главным распорядителем средств, — говорит Лайфу глава Комитета по борьбе с коррупцией при Санкт-Петербургском региональном отделении ЛДПР Анна Замараева.

По её словам, начиная с 2016–2017 годов возглавляемый ею Комитет по противодействию коррупции, по сути, утратил контроль над расходованием средств по предложениям депутатов, несмотря на регулярный мониторинг.

Нам понятно только, что в основном деньги осваивает "Единая Россия" — из 50 депутатских кресел в городе 36 принадлежит им, — сетует Замараева.

"Коррупциогенное изобретение"

С критикой сложившейся системы в разные годы выступали представители практически всех оппозиционных партий, представленных в Санкт-Петербурге. Отметился даже лидер "Яблока" Григорий Явлинский, назвавший её "коррупциогенным изобретением".

Впрочем, такое отношение местной парламентской оппозиции к распределению средств может быть вполне понятным. Злые языки утверждают, что депутатам-неединороссам уже очень давно от бюджетного пирога перепадают либо сущие крохи, либо даже вообще ничего.

Председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов в аресте Коваля однозначно видит проявление коррупционных интересов бизнеса.

Я вообще не понимаю, почему она до сих пор работает. Когда-то в ней была заложена очень хорошая идея, но вместе с ней — и полукриминальные скрытые интересы. В результате мы уже не один год снова и снова слушаем про неё как повод для очередного злоупотребления. И случай с Ковалем это показывает совершенно чётко. Поэтому, когда правоохранительные органы говорят нам о нецелевом использовании средств в рамках поправки, с ней нужно разбираться: либо доводить до ума, либо отказываться, — пояснил Кабанов.

Скромно звучащие 2% — это вполне приличные деньги. Например, в 2019 году расходная часть городского бюджета составила 628,3 миллиарда рублей. В 2020 году её увеличили до 727,7 миллиарда. Итого на нужды парламентариев должны были выделяться 12,5 и 14,5 миллиарда рублей соответственно. И если вернуться к первоначальной идее равномерного распределения денег между ними, то на каждого должно приходиться от 250 миллионов рублей.

На самом деле речь о 2% уже давно не идёт, — объясняет в беседе с Лайфом лидер фракции "Партии роста" в питерском парламенте Оксана Дмитриева. — Во-первых, сама поправка устная, во-вторых, решение по ней принималось давно, с тех пор многое изменилось. И я бы не стала говорить о том, что сегодняшние коррупционные проблемы упираются только в поправку БФК. Для коррупции есть много других лазеек.

По её мнению, основная проблема — информационная непрозрачность распределения средств, которая может приводить к манипуляциям с бюджетом со стороны действующей власти. В городе многие решения по освоению бюджета утверждаются ещё на этапе нулевого чтения, то есть на этапе согласования депутатских инициатив с правительством. Получается, что парламент в их обсуждении участвует не всегда.

Именно с этим и надо бороться, но единственный способ, который мы видим, — отказ от анонимных депутатских поправок. Все поправки должны быть именными и обсуждаться публично, — убеждена Дмитриева.

В то же время представители "Единой России" в парламенте Санкт-Петербурга считают, что всё делается строго в рамках закона. По мнению бессменного спикера питерского Заксобрания единоросса Вячеслава Макарова, поправка полностью прозрачна.

Спикер питерского Заксобрания единоросс Вячеслав Макаров. Фото © ТАСС / Усманов Замир

Спикер питерского Заксобрания единоросс Вячеслав Макаров. Фото © ТАСС / Усманов Замир

У нас нет вопросов к поправке БФК. Везде написано, кто распорядитель бюджетных средств. Можно посмотреть по кодам, как депутат и куда направил свою поправку, — заявил Макаров.

А нынешний депутат Госдумы Виталий Милонов в разговоре с Лайфом подчеркнул, что в руководстве городского Заксобрания работают глубоко порядочные люди, которым нечего скрывать.

Они готовы отчитаться за все сметы Законодательного собрания, расходы на загранпоездки и всё прочее. Просто у них никто ничего не спрашивает, подобных вопросов им не задают, вот и всё, — объясняет Милонов отсутствие данных в открытом доступе. — На самом деле им нечего стесняться.

Депутат Госдумы Виталий Милонов. Фото © ТАСС / Новодережкин Антон

Депутат Госдумы Виталий Милонов. Фото © ТАСС / Новодережкин Антон

"Борзометр" надо выключать

Арест Коваля внёс в дискуссию о ценности поправки свежие краски. Вялотекущие позиционные бои оппозиции с правящей партией из стен парламента вновь выплеснулись в публичную плоскость.

Поправку нужно немедленно отменять! — с напором заявил Лайфу депутат питерского парламента от фракции "Яблоко" Борис Вишневский. — Всё её действие сводится к покупке лояльности депутатов в голосованиях за бюджет [Санкт-Петербурга]. Получив свою долю от поправки, они не интересуются больше ничем.

По словам парламентария, арестом депутата власть демонстрирует всем пользователям поправки БФК, что они на крючке и в любой момент с их папочек могут "сдуть пыль". При этом он не верит в возможность каких-то серьёзных изменений в кадровом составе питерской вертикали власти.

Учитывая, что контролировать действия депутатов по поправке невозможно, сейчас средства вполне могут уходить не на реализацию городских проектов, а в карманы заинтересованного круга лиц, — считает Анна Замараева. — Арест Коваля это наглядно демонстрирует.

Интересно, что эту точку зрения разделяет даже лояльно настроенный к местным властям Милонов — по его словам, поправка стала токсичной именно из-за возможности обогащения депутатов.

Долгое время это направление в Питере оставалось без внимания. Но сейчас время другое, страна другая — "борзометр" надо выключать, — заключил он.

Пока суть да дело, сомнительная поправка продолжает работать, соблазняя депутатов запускать руку в городскую казну и получать откаты от приближённых к ним бизнесменов. Из-за этой хитрой поправки Санкт-Петербург вынужден переплачивать за товары и услуги, получая от недобросовестных поставщиков низкое качество и совсем другое количество. Всё это отражается на уровне жизни и безопасности жителей города. Вопрос о существовании сомнительной поправки стоит уже давно, и Лайф будет добиваться его логического закрытия.

Выбор редакции