Танки — из прошлого, беспилотники — из будущего. ВСУ могут начать массированное наступление на Донбасс

26 января 2021, 21:40
17127

Фото © Shutterstock

<p>Фото © Shutterstock</p>

Для того чтобы преодолеть противодействие армий ДНР и ЛНР, ВСУ могут задействовать все имеющиеся силы. Однако даже в этом случае гарантии успеха никто не даст.

Накопление сил

С середины 2020 года в Сети и СМИ стали появляться сообщения о том, что украинская армия тайно собирает "ударный кулак" для решающей попытки штурма Донецкой и Луганской республик. 3 января командующий Военно-морскими силами Украины (ВМСУ) Алексей Неижпапа заявил, что Украина планирует закупку авиационных ударных турецких комплексов Bayraktar в 2021 году. Беспилотники этого типа, сыгравшие ключевую роль в вооружённом конфликте в Нагорно-Карабахской Республике, воспринимаются украинскими военными как оружие XXI века, и именно на них, по словам военных экспертов, может быть возложена миссия по огневой поддержке пехоты после начала штурма Донбасса.

Пока группировка ВСУ на севере и северо-западе региона незначительна — 70–80 танков, — однако непосредственно перед наступлением и попыткой прорыва на эти направления может быть переброшено ещё 150–200 машин, а общая численность танковой группировки, вероятно, достигнет 300 единиц, а в случае острой необходимости из резервов могут достать ещё около 500 боевых машин.

При этом на вооружении армий ДНР и ЛНР несколько лет назад находилось около 545 боевых машин пехоты и 410 танков, а общее количество боевой техники превышало 1,1 тыс. единиц. Сколько боеспособных машин у республиканских армий сегодня — неизвестно.

Одновременно с этим ряд источников сообщают, что в регионе активно работают турецкие военные инструкторы, но не обычные специалисты, занятые обучением личного состава, а эксперты по применению беспилотников в боевой обстановке. С учётом того что БПЛА Bayraktar-2 уже стали символом войны в Нагорном Карабахе, а сами машины даже провезли по главной площади Баку на военном параде, соблазн применить против жителей Донбасса ударные беспилотники может оказаться слишком велик.

Однако разница в применении турецких беспилотников в Нагорном Карабахе и Донбассе слишком велика. Пропасть между двумя театрами военных действий, конечно, не пролегает, однако имеющиеся различия могут поставить крест на применении турецких ударных дронов. Первый и самый главный вопрос — готовы ли армии ЛНР/ДНР к отражению угрозы? Исполнительный директор отраслевого агентства AviaPort Олег Пантелеев пояснил, что главное в этом вопросе — готовность республиканских армий сбивать такую технику.

Нельзя сказать, что в Карабахе применение "байрактаров" было безоблачным. Но в целом можно констатировать, что БЛА этого типа зарекомендовали себя как эффективное средство для борьбы с бронетехникой. Если к противодействию этим БЛА не подготовиться, они смогут в кратчайшее время нанести существенный ущерб противнику. Что касается этого самого противодействия, то, как мы понимаем, оно имеет много аспектов. Это и маскировка, и постановка помех в оптическом диапазоне (дымы, аэрозоли), постановка радиопомех, разворачивание многоуровневой ПВО, широкое использование ложных целей и т.д.

Олег Пантелеев

Исполнительный директор отраслевого агентства AviaPort

<p>Нельзя сказать, что в Карабахе применение "байрактаров" было безоблачным. Но в целом можно констатировать, что БЛА этого типа зарекомендовали себя как эффективное средство для борьбы с бронетехникой. Если к противодействию этим БЛА не подготовиться, они смогут в кратчайшее время нанести существенный ущерб противнику. Что касается этого самого противодействия, то, как мы понимаем, оно имеет много аспектов. Это и маскировка, и постановка помех в оптическом диапазоне (дымы, аэрозоли), постановка радиопомех, разворачивание многоуровневой ПВО, широкое использование ложных целей и т.д.</p>
<p>Нельзя сказать, что в Карабахе применение "байрактаров" было безоблачным. Но в целом можно констатировать, что БЛА этого типа зарекомендовали себя как эффективное средство для борьбы с бронетехникой. Если к противодействию этим БЛА не подготовиться, они смогут в кратчайшее время нанести существенный ущерб противнику. Что касается этого самого противодействия, то, как мы понимаем, оно имеет много аспектов. Это и маскировка, и постановка помех в оптическом диапазоне (дымы, аэрозоли), постановка радиопомех, разворачивание многоуровневой ПВО, широкое использование ложных целей и т.д.</p>

Акция устрашения или реальная война?

Один из главных вопросов — насколько в действительности эффективны турецкие ударные дроны? Для получения медийной картинки шести беспилотников, которые в данный момент находятся в распоряжении ВСУ, может быть, достаточно, однако для полноценного штурма Донбасса этого может не хватить. Любопытно, что в конце октября 2020 года президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил об уничтожении в Карабахе военной техники Армении на $2,7 млрд. Если перевести доллары в танки и посчитать среднее количество бронетехники, превращённой в металлолом, то получится около полутысячи единиц. Однако даже на кадрах с ударных дронов, распространённых азербайджанской стороной, хорошо заметно, что речь идёт о десятках танков и в лучшем случае о нескольких десятках орудий и военных автомобилей.

С учётом того что в ближайший год ВСУ могут получить ещё десяток таких машин, а на территории Украины скоро может открыться завод по отвёрточной сборке беспилотников этого типа, к концу года на вооружении ВСУ (при идеальном развитии событий) может оказаться до двух десятков ударных дронов. Однако источники Лайфа в разведывательных структурах ДНР и ЛНР отмечают, что даже в этом случае чёткого плана действий, который предполагает прорыв в глубину республик и взятие двух столиц — Луганска и Донецка, — у ВСУ по-прежнему нет. Как считает военный эксперт Алексей Тарасов, ключевым психологическим моментом штурма республик может стать быстрый удар и выход к границе с Россией, а не прямой захват крупных городов.

В способность ВСУ к современной маневренной войне на таком уровне я, честно говоря, не очень верю. Должного уровня организации и оснащения у них пока нет, а что делает огневая мощь артиллерии против общевойскового соединения советского типа, мы уже в 2014-м видели на примере "котлов" в Иловайске и Дебальцеве

Алексей Тарасов

Военный эксперт

<p>В способность ВСУ к современной маневренной войне на таком уровне я, честно говоря, не очень верю. Должного уровня организации и оснащения у них пока нет, а что делает огневая мощь артиллерии против общевойскового соединения советского типа, мы уже в 2014-м видели на примере "котлов" в Иловайске и Дебальцеве</p>
<p>В способность ВСУ к современной маневренной войне на таком уровне я, честно говоря, не очень верю. Должного уровня организации и оснащения у них пока нет, а что делает огневая мощь артиллерии против общевойскового соединения советского типа, мы уже в 2014-м видели на примере "котлов" в Иловайске и Дебальцеве</p>

Единственный реалистичный вариант для ВСУ, по словам Тарасова, схож с тактикой действий террористов запрещённой в РФ организации "ИГИЛ".

Сценарий очень простой. Ворваться в ключевые населённые пункты и организовать там аналог Мосула или Алеппо. Чтобы более развитая сторона их артиллерией не доставала. В ВСУ хорошо понимают, что республиканские армии — это сугубо наземные силы, поэтому эти сценарии прорабатываются особенно внимательно. Если удастся устроить второй Мосул или Алеппо, то дальше обязательно последует призыв к международной общественности с просьбой ввести миротворцев ООН или войска НАТО, чтобы "не допустить гуманитарной катастрофы", и плевать, что они её собственными руками устроили

Алексей Тарасов

Военный эксперт

<p>Сценарий очень простой. Ворваться в ключевые населённые пункты и организовать там аналог Мосула или Алеппо. Чтобы более развитая сторона их артиллерией не доставала. В ВСУ хорошо понимают, что республиканские армии — это сугубо наземные силы, поэтому эти сценарии прорабатываются особенно внимательно. Если удастся устроить второй Мосул или Алеппо, то дальше обязательно последует призыв к международной общественности с просьбой ввести миротворцев ООН или войска НАТО, чтобы "не допустить гуманитарной катастрофы", и плевать, что они её собственными руками устроили</p>
<p>Сценарий очень простой. Ворваться в ключевые населённые пункты и организовать там аналог Мосула или Алеппо. Чтобы более развитая сторона их артиллерией не доставала. В ВСУ хорошо понимают, что республиканские армии — это сугубо наземные силы, поэтому эти сценарии прорабатываются особенно внимательно. Если удастся устроить второй Мосул или Алеппо, то дальше обязательно последует призыв к международной общественности с просьбой ввести миротворцев ООН или войска НАТО, чтобы "не допустить гуманитарной катастрофы", и плевать, что они её собственными руками устроили</p>

Первые шаги в этом направлении уже сделаны: в 2020 году силами ВСУ было подготовлено около десяти батальонных тактических групп (БТГ), основная задача которых — война в городе.

Людей — в расход, ракеты — под списание

Здесь ненадолго стоит вернуться к беспилотникам, ради вероятного применения которых в Донбасс прибыли турецкие специалисты. Вооружённый конфликт в НКР, обострившийся в начале сентября 2020 года, показал, что атакующая сторона несёт чудовищные потери, даже если солдаты вооружены самым современным оружием. Только по официальным данным азербайджанских военных, сухопутные войска потеряли больше дивизии убитыми и ранеными. И это при практически полном контроле воздушной обстановки в районе боевых действий, поддержке авиации и отсутствии серьёзного сопротивления со стороны ПВО НКР.

В Донбассе украинских военных, которые, вне всякого сомнения, изучали опыт азербайджанских коллег, ждёт ещё более сложная задача: почти сразу после перехода линии разграничения их встретит плотная городская застройка, в условиях которой применять беспилотники практически невозможно. Как пояснил военный эксперт Алексей Тарасов, из-за этого украинское наступление на Донбасс может "захлебнуться", а республиканские армии получат время для ответного удара.

Театр военных действий для "байрактаров" и ударных БПЛА откровенно неудобный. Ну, допустим, продавят они (ВСУ. — Прим. Лайфа) линию обороны, силы на это у них имеются. А дальше их ждут городские бои, в которых решают не беспилотники, а люди. Противотанкового оружия у ЛНР и ДНР ещё с последних крупных боёв достаточно, поэтому я не очень представляю себе, на какой успех рассчитывает украинская сторона

Алексей Тарасов

Военный эксперт

<p>Театр военных действий для "байрактаров" и ударных БПЛА откровенно неудобный. Ну, допустим, продавят они (ВСУ. — <em style="font-style: italic;">Прим. Лайфа</em>) линию обороны, силы на это у них имеются. А дальше их ждут городские бои, в которых решают не беспилотники, а люди. Противотанкового оружия у ЛНР и ДНР ещё с последних крупных боёв достаточно, поэтому я не очень представляю себе, на какой успех рассчитывает украинская сторона</p>
<p>Театр военных действий для "байрактаров" и ударных БПЛА откровенно неудобный. Ну, допустим, продавят они (ВСУ. — <em style="font-style: italic;">Прим. Лайфа</em>) линию обороны, силы на это у них имеются. А дальше их ждут городские бои, в которых решают не беспилотники, а люди. Противотанкового оружия у ЛНР и ДНР ещё с последних крупных боёв достаточно, поэтому я не очень представляю себе, на какой успех рассчитывает украинская сторона</p>

Проблема прорыва

Единственное, что делает армию ДНР и ЛНР уязвимой для массированной атаки с воздуха, — отсутствие современных комплексов радиоэлектронной борьбы. С учётом того что свою оборонную структуру две республики сформировали совсем недавно, средств на радикальное оздоровление и обновление собственной армии пока немного. Это хорошо понимают и в ВСУ. Здесь же вспоминаются и особенности Карабахского конфликта — турецкие дроны уничтожали танки и укрепления защитников НКР ракетами, и за отсутствие нормальной и относительно современной системы РЭБ пришлось расплачиваться человеческими жизнями. Состояние сил ПВО республик до сих пор оставляет желать лучшего — в основном это старое советское оружие, доставшееся "в подарок" от ВСУ образца 2014 года, и разнообразия там немного. Автоматических комплексов контроля воздушной среды в ЛНР и ДНР нет, и именно это обстоятельство может стать решающим в процессе принятия решений о нанесении удара по Донбассу.

Другое важное обстоятельство — способность украинских военных и разведки применять беспилотники точечно и не давать сухопутным войскам ЛНР и ДНР шанса на ответные действия. В этом им могут помочь турецкие военные советники, в обязанности которых, по данным источника Лайфа, может входить обучение украинских военных тактике нанесения ударов под прикрытием беспилотников с противотанковыми ракетами.

Однако своей помощью турецкие военные могут оказать украинским военным медвежью услугу и приблизить день, когда с помощью ВСУ и ударных беспилотников Украина перейдёт рубикон, после которого любые попытки договориться не будут восприниматься всерьёз. Единственный вариант развития событий после начала полномасштабного наступления на Донбасс — "полная потеря государственности", о которой украинских лидеров предупреждали неоднократно. Военные эксперты полагают, что в ближайший год станет известно, что именно в вопросе юго-востока страны взяло верх — здравый смысл или желание стать партнёром страны из блока НАТО.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1