Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Продуктовый расизм? Почему российский шоколад, Persil и Ariel хуже европейских

26474

Коллаж © LIFE. Фото © Getty Images

Post cover

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) возбудила дело против Procter & Gamble. Есть также претензии к компаниям Henkel и Lindt. Ведомство углядело в деятельности перечисленных организаций нарушение закона о защите конкуренции. Выяснилось, что некоторые импортируемые в Россию продукты этих производителей отличаются от тех, что продаются в Европе. Причём в худшую сторону. Потребители, разумеется, об этом не предупреждаются. Подробнее рассказываем, чем различаются две версии, например, Ariel, а заодно вспоминаем про другие подобные разбирательства.

Что за дело? Расскажите поподробнее

Ещё в конце прошлого года ФАС и Роспотребнадзор выявили различия европейских и российских версий продуктов Procter & Gamble, Henkel и Lindt. Использование разных стандартов ведомство назвало "двойными стандартами", с которыми было решено бороться. В частности, компаниям было вынесено предупреждение.

В рамках анализа конкурентной тактики международных производителей ведомство выявило признаки неравенства для российских потребителей и нарушения норм закона о защите конкуренции, — гласит заявление ведомства.

Вместе с этим ФАС отвела компаниям время на исправление. Пару дней назад срок для Procter & Gamble истёк. Предупреждение было переквалифицировано в антимонопольное дело. Вскоре, вероятно, будет возбуждено ещё два процесса: 9 июля истекает срок предупреждения для подразделения "Проктер энд Гэмбл — Новомосковск", а 31-го числа — для Henkel.

А что и с какими именно продуктами этих компаний не так?

В первую очередь ФАС и Роспотребнадзор выделили дорогой шоколад марки Lindt. В российских образцах лабораторные тесты выявили низкое относительно зарубежного варианта содержание органических кислот. По одним образцам разница достигала 10–50%, по другим — 100–220%.

Фото © Roberto Machado Noa / LightRocket via Getty Images

Фото © Roberto Machado Noa / LightRocket via Getty Images

Следом эксперты обратили внимание на качество стиральных порошков и капсул Persil и Ariel. В российских их версиях оказались хуже пенообразующая и моющая способности. Как следствие, на произведённых в России порошках указывается дозировка, превышающая в 1,5–2 раза таковую в аналогах европейских.

Ого! А так со многими продуктами?

Конкретно в России, да так, чтобы вмешалась ФАС, подобное обнаруживается нечасто. Однако рецептура продуктов от международных брендов в зависимости от стран всё же иногда отличается. В таком контексте случаи с Persil, Ariel и Lindt не уникальны. Да и опыт России, впрочем, тоже не исключительный.

Например, ещё в 2011 г. лабораторное сравнение финского и российского экземпляров Fairy показало, что европейский аналог обладает дозой анионных поверхностно-активных веществ (ПАВ) почти в два раза выше: 19,7 против 10,5. ПАВ — это те самые химические соединения, которые влияют на пенообразование и моющие качества. В российском изделии объём дополняется водой и загустителем. К слову, Fairy является продуктом уже упомянутой Procter & Gamble.

Несколькими годами позже Роспотребнадзор предъявлял похожие претензии к кондиционеру для белья Vernel, жидкому мылу Palmolive и моющему средству Emsal. Их состав признали небезопасным.

Фото © Getty Images

Фото © Getty Images

Проблема поиска подобных прецедентов заключается в том, что состав, указанный на упаковке продуктов, во всех странах почти всегда идентичный. Однако количественные показатели тех или иных ингредиентов при этом могут отличаться. Чтобы обнаружить такое несоответствие, необходимо проводить сложный лабораторный анализ.

В ходе общения с Life в ФАС рассказали, что описанный в самом начале статьи прецедент — первый в их практике. А это говорит о том, что критическое несоответствие состава в одинаковых продуктах, предназначенных для России и других стран, обнаруживается нечасто.

Вы говорили про другие страны. Там тоже подобное случается?

О, да. Несколько лет назад разгорелся невероятный по своим масштабам скандал на эту тему. Польша, Чехия, Словакия и Венгрия обвинили страны Западной Европы если не в заговоре, то как минимум в ведении политики двойных стандартов.

Суть конфликта та же, что и в случае с антимонопольным процессом против Procter & Gamble и Henkel в России. В какой-то момент обнаружилось, что одни и те же производители выпускают продукты для стран Восточной Европы и стран Западной Европы из разного сырья. То, что поставлялось в Польшу, Чехию, Словакию и Венгрию, было откровенно хуже, чем товары для Австрии и Германии.

Выяснилось, например, что кофе Jacobs в Чехии содержит на 30% меньше кофеина, чем Jacobs в Германии. Маргарин Rama в Германии, как оказалось, на 10% жирнее, чем в Чехии. Рыбные консервы по мере удаления с Запада на Восток содержат всё меньше кусков мяса и всё больше перемолотых фрагментов. В венгерском и словацком напитках Coca-Cola в качестве подсластителя используется дешёвый кукурузный сироп, а в газировке для Германии и Австрии — дорогой сахар. Чай одной и той же марки для Австрии фасуется в алюминиевую фольгу, а для Словакии — в бумагу. Фольга дороже, но лучше сохраняет вкусовые качества. Также эксперты сравнили мясные и молочные продукты. Выяснилось, что, например, колбасы в Словакии содержат больше жира и вкусовых добавок, но меньше мяса.

Все эти громкие заявления нашли отклик в Еврокомиссии. Она решила провести собственное расследование, в ходе которого было протестировано более 1400 продуктов из 19 государств (10 из которых — представители восточной части ЕС). В 2019 году Еврокомиссия огласила результат. Систематического ущемления прав потребителей не обнаружилось.

Фото © Getty Images / Igor Golovniov / SOPA Images / LightRocket

Фото © Getty Images / Igor Golovniov / SOPA Images / LightRocket

Меж тем лабораторные тесты всё же подтвердили использование различных ингредиентов в продуктах под одной и той же этикеткой. Причём в трети экземпляров. Что необязательно приводит к ухудшению общего качества еды. Однако было принято решение, чтобы отныне разница в составах уточнялась. В противном случае производителей будут штрафовать на проценты от оборота в регионе.

Отметим и то, что ЕС подыграл оправданию производителей. Оно гласит, что состав продуктов может меняться от региона к региону, но не во имя дискриминации, а дабы побаловать жителей разных стран. Ведь в них нередко доминируют разные вкусовые предпочтения.

Как регулируются вкусовые предпочтения?

Самое важное, как считает профессор кафедры технологии индустрии питания Московского государственного университета пищевых производств Георгий Дубцов, — чтобы состав продуктов соответствовал нормам, установленным государственным стандартом или стандартом предприятия.

Вкусовые качества и свойства продуктов в зависимости от регионов, по мнению эксперта, различаться тоже могут. Но покупатель должен быть поставлен в известность о том, что перед ним другая версия продукта.

Все изменения должны быть отражены документально. Если какой-то конкретный продукт предназначается для России, то это должно указываться. Нельзя менять состав на глазок. Поскольку от него в первую очередь зависит цена продукта. Сокрытие этой информации называется фальсификацией, говорит Георгий Дубцов.

Собственно, именно в том, что Procter & Gamblе не предупреждает потребителя о разнице в своих товарах для ЕС и России, и заключается главная претензия ФАС.

Напомню, что общество импортирует на территорию Российской Федерации стиральные капсулы бренда Ariel, отличающиеся по качественным показателям и условиям использования от продукции, реализуемой в ЕС, без нанесения соответствующей маркировки на продукцию бренда, — пояснил Лайфу замглавы ФАС Андрей Кашеваров.

Упаковка продукции, наоборот, гласит об обратном. Например, Persil подчёркивает "немецкий стандарт качества", Ariel напирает на то, что он "№ 1 в Европе", Lindt пишет о швейцарском происхождении и давних традициях производства. Каждый случай, считает ведомство, вводит потребителей в заблуждение.

Выбор редакции