Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Избил, изнасиловал, унижал, бросил. В этом доме живут девушки с детьми, которым больше некуда пойти

37048

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © Getty Images

Post cover

В начале отношений и даже на старте семейной жизни многим кажется, что идиллия будет вечной. Но очень часто любовь превращается в пытку. А "лучший партнёр" — в тирана. Девушки остаются в семье и терпят унижения, потому что считают, что им некуда пойти. Но на самом деле им готовы помогать специальные кризисные центры. Нужно только позвонить и сказать: "Мне нужна помощь".

Наташа

А потом он пытался выбросить меня с 13-го этажа, — рассказывает Наталья со слезами на глазах.

Её сыну сейчас восемь месяцев. Будучи беременной, девушка сбежала от своего сожителя, когда узнала, что в Волгограде у него есть семья и шестилетняя дочь. Он был самым внимательным и заботливым, дарил ей цветы и украшения. Единственный минус — очень часто уезжал в командировки. Когда Наташа сказала ему о своей беременности, он признался, что за тысячу километров от Москвы у него уже есть жена и ребёнок. Но отпускать возлюбленную мужчина не хотел. Она пыталась собрать вещи и уйти, он замахивался и грозился её убить. Выбросить с балкона.

Я выбежала из дома с маленькой сумочкой. Уехала к знакомым в деревню, сменила номер телефона. Он искал меня, снова угрожал. А потом успокоился и отстал, вспоминает Наташа. Идти было некуда. Её мама живёт в Казахстане вместе с больным братом, оставаться у знакомых нельзя было больше — у них своя жизнь, свои дети.

По телевизору Наташа увидела рекламу "Дома для мамы". Позвонила. Приехала. Осталась. Здесь ей помогли на последнем месяце беременности, отправили в роддом, встретили с новорождённым.

Малыш улыбается нам на камеру и грызёт игрушку — зубы режутся. Наталья помогает сотрудникам "Домика": собирает наборы гуманитарной помощи для нуждающихся, дежурит на кухне. Она мечтает, что у сына когда-нибудь будет папа, который полюбит и мальчика, и Наташу, и их будущих детей. Раз в месяц бывший молодой человек пишет Наталье в соцсетях, пытается выяснить, где она. Не знает, что у него родился сын.

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Фото © LIFE / Игорь Николаев

У меня уже нет боли. Нет обиды. Абсолютное безразличие, — говорит девушка. — Я просто хочу снова счастливой быть. И чтобы сын мой ни в чём не нуждался.

В "Домике", как ласково называют кризисный центр "Дом для мамы", живёт восемь девушек. Когда их проблемы с жильём, работой, устройством детей в детсад разрешаются, они выезжают из "Домика", сюда селятся новые мамочки.

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Ближайший партнёр, руководитель "Дома для мамы" Мария Студеникина одновременно является исполнительным директором во всероссийской программе помощи беременным женщинам и семьям, попавшим в кризисную ситуацию, "Спаси жизнь". Этот проект помогает таким же центрам в регионах на протяжении пяти с половиной лет, в нём задействовано 55 некоммерческих организаций, 18 приютов и 25 гуманитарных центров.

В период пандемии на горячую линию "Спаси жизнь" поступало до 1300 обращений в месяц — на 30% больше, чем в предыдущие месяцы. Девушкам оказывают психологическую помощь, помогают продуктами, одеждой, дают временный кров.

В маленьком городке в месяц может быть три-пять обращений о заселении в приют. В крупных городах просьбы о заселении могут поступать через день. При этом общее количество обращений в разы выше. Основная часть подопечных кризисных центров не нуждаются в приюте, при этом нуждаются в гуманитарной помощи: продукты, вещи, оплата ЖКУ и прочее. У крупных центров на учёте по оказанию гуманитарной помощи может стоять до 2000 семей, — сообщили Лайфу в пресс-службе "Спаси жизнь".

Оля

В одной комнате с Натальей и её сыном живёт молодая мама Ольга. Она пришла в "Домик", когда её малышке был месяц. Ольга — сирота. Её мама сильно пила. Когда Оле было пять лет, она попала в детский дом. С тех пор с родительницей девушка не общается, как и со своими старшими четырьмя сёстрами и братьями.

Сейчас Ольге 29 лет. Она до сих пор не получила от государства квартиру, поэтому после детдома и до того, как оказаться в "Домике", жила в интернате для взрослых с другими сиротами. За ней там ухаживал молодой человек, он младше на пять лет. Оле нравился, общались.

Он затащил меня в свою комнату и начал лезть под одежду. Говорил: "Можешь кричать, никто не поможет". И я знала, что это правда. В интернате всем на всех наплевать. Это был мой первый мужчина. Не стала на него заявление писать, какой в этом смысл? Через четыре месяца узнала, что жду ребёнка. В интернате меня заставляли сделать аборт, парень этот тоже говорил, чтоб я избавилась от ребёнка. Там нельзя жить беременной и с детьми. Пришлось уходить, — рассказывает Оля.

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Сначала девушка ушла в государственный кризисный центр, но там можно жить только три месяца. А затем пришла в "Домик". Её малышке сейчас уже больше года. Она улыбчивая, но очень скромная. Оля рада, что оставила ребёнка, теперь в её жизни появился смысл. В ближайшее время она надеется получить квартиру. Ведь по договору в "Домике" можно оставаться только на пару месяцев, а Оля живёт уже почти полтора года. Но, как отмечают сотрудники центра, они очень часто входят в положение девушек и разрешают им остаться до тех пор, пока проблема с жильём и работой не будет решена.

За всё время программа помогла 13 096 женщинам сохранить беременность. За первые шесть месяцев 2020 года оставить малыша и стать мамой решило 937 женщин, обратившихся на горячую линию "Спаси жизнь".

Проект существует на средства частных благотворителей. Многие звёзды поддерживают сбор гуманитарной помощи в своих соцсетях, помогают центру в продвижении рекламы. В прошлом году часть расходов была покрыта благодаря средствам Фонда президентских грантов.

Количество кризисных центров для беременных женщин и матерей с детьми должно неуклонно увеличиваться. Не должно быть такого, что беременной женщине негде жить и нечего есть. Конечно, за последнее десятилетие в этом направлении был значительный прогресс. Открыты сотни кризисных центров. Но это ещё даже не полпути, — отмечает координатор общероссийского движения "За жизнь!" Сергей Чесноков. — К сожалению, двигаться вперёд мешает отсутствие достаточного финансирования. Запуск новых центров упирается в деньги, которые на периферии крайне сложно найти. В рамках проекта "Спаси жизнь" львиную долю ресурсов мы направляем именно в регионы, в глубинку. Так мы стараемся поддерживать работу существующих кризисных центров и стимулировать открытие новых. Власти понимают важность этой работы. В прошлом году Фонд президентских грантов выделил нам 12 миллионов рублей на развитие сети кризисных центров в регионах. Ранее наш сектор столь крупных грантов не получал. Надеюсь, наше сотрудничество с государством будет становиться более тесным, а вместе с этим будет увеличиваться количество центров помощи женщинам с детьми.

Валерия

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Девушка отказалась фотографироваться. Но она очень красивая: с точёной фигурой, огромными голубыми глазами, только почти не улыбается. Валерия (имя изменено) жила в Крыму. Получила высшее образование, мечтала о семье. На берегу моря познакомилась с мужчиной своей мечты. Он был старше на 20 лет, очень умный, обходительный, добрый. Увёз девушку в Москву. Начали жить вместе.

На протяжении трёх лет всё было идеально. Валерия узнала, что ждёт двойню. Семья готовилась к рождению малышей. На восьмом месяце беременности отношения между супругами начали портиться, но девушка списывала это на гормоны и напряжённую работу мужа — он же юрист, нервов много тратит.

Муж захотел купить новый автомобиль. Кредит банк одобрил Валерии, не ему. У девушки даже водительских прав не было. Но тогда казалось, что ежемесячный платёж в 15 тысяч рублей не проблема для главы семейства, который зарабатывает больше 150 тысяч.

Дети родились. Отношения не наладились. Мальчика и девочку Валерия воспитывала практически одна. Когда малышам было по пять месяцев, их папа стал ещё больше пропадать на работе.

Было около половины десятого вечера. Я уложила детей спать. Через несколько минут подошла полюбоваться, прикоснулась к сыну, а он не дышит. Ручку беру, а она падает. Я в течение 20 минут пыталась дозвониться в скорую, параллельно делала ребёнку искусственное дыхание. Врачи приехали, но констатировали смерть. Я не знала, что мне делать. Это было настолько больно: дочь спит, а сын умер. Только через почти пять часов приехали врачи, которые забрали его. Всю ночь я рыдала возле тела ребёнка и не верила, что это правда. Муж просто не брал трубку, не отвечал на сообщения. Он якобы работал, — рыдая, рассказывает Валерия.

Оказалось, что у мальчика началась ветряная оспа, которая сразу дала осложнения на лёгкие. От отёка он не смог дышать и умер. Муж Валерии ответил ей только в восемь утра, сразу после того, как она написала ему СМС: "Машина оформлена на меня, если ты сейчас не приедешь, я напишу заявление в полицию об угоне, чтобы тебя нашли и задержали". Повздыхал в трубку. И на этом всё.

Он не приехал на похороны. И больше не искал встречи с Валерией и дочерью. Девушка уехала обратно в Крым, жила у брата. Вернулась в Москву, работала экономистом, снимала квартиру, воспитывала малышку. Когда началась пандемия, Валерия осталась без работы. Финансовой подушки хватило на пару месяцев. Других денег у неё не было. Она написала письмо президенту, ей прислали гуманитарную помощь и подсказали обратиться в "Домик для мамы".

Сейчас Валерия надеется, что её зачислят в Росгвардию. Тогда в её жизни появится стабильность. Бывший муж на её предложение встретиться и поговорить спустя три года после смерти сына ответил: "Неожиданно". И больше не брал трубку, не читал СМС.

Я знаю, что у меня в жизни всё будет хорошо. Во-первых, я сильная. Во-вторых, ради дочери горы сверну. И муж нормальный у меня обязательно будет. Главное, сейчас пережить этот период. Но благодаря добрым людям и это у нас получится, убеждена Валерия.

Фото © LIFE / Игорь НиколаевФото © LIFE / Игорь Николаев

Лола

Лола жила в Чите. Когда ей было 22 года, отец сказал: "Ты жениха в дом не привела, а замуж тебе пора. Приедет парень, он тоже таджик, как и все мы. Будем тебя сватать". Девушка не смела перечить папе. Она встретила будущего мужа как полагается. И мечтала о традиционной таджикской свадьбе. А там — стерпится – слюбится.

Все удивлялись, почему я не переживаю, что выхожу замуж. Но я верила, что смогу быть покорной и служить мужу, — рассказывает Лола.

Спустя несколько лет родился сын. Лола занималась малышом, муж работал. Он брал товар на реализацию, продавал его, а все заработанные деньги отправлял своей маме в Таджикистан. В один из дней Лола поняла, что ей нечем кормить ребёнка. К тому же выяснилось, что деньги за товар муж не отдавал поставщику, а тоже отправлял на родину. Долги, безденежье, постоянные ссоры.

Отец пристроил Лолу в армию, чтобы в семье появились хоть какие-то деньги. Девушка уходила на службу рано утром, вечером возвращалась домой. Её зарплаты хватало на то, чтобы кормить сына и мужа, а ещё чтобы закрывать долги супруга.

Когда я забеременела вторым, муж решил, что это не его ребёнок. Ведь в армии столько мужчин. Скандалы ещё и из-за этого начались. Со службы пришлось уйти — он так велел, вспоминает девушка.

Дети подросли. Лола решила переехать с ними в Москву, чтобы у мальчиков было хорошее образование. Мужа позвала с собой. Он приехал, но не понимал, что хорошего в столице. Лола работала кассиром на АЗС, у неё были накопления. Денег хватало на аренду квартиры, частный садик и еду. Но ссоры в семье не прекращались.

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Фото © LIFE / Игорь Николаев

Я не выдержала и купила ему билет на поезд до Читы. Перед этим позвала его гулять по ВДНХ, показывала Москву, хотела, чтобы он тоже влюбился в этот город и захотел лучшей жизни для наших сыновей. Но ему было всё равно. Он сел в поезд и уехал. Я надеялась, что он этого не сделает. Даже когда поезд уже поехал, я звонила и говорила: "Давай сойдёшь на ближайшей станции, я на такси подъеду за тобой". Он ответил: "Не надо", Лола рассказывает свою историю, раскатывая тесто для пирога. Сегодня её очередь дежурить в "Домике для мамы".

После отъезда мужа, когда кончились деньги, Лоле пришлось съехать со съёмной квартиры. Возвращаться в Читу она не могла: та жизнь была невыносима. Родители её обратно не примут, ведь она нарушила традиции. Девушка подала заявление на развод и обратилась в кризисный центр.

Сейчас она надеется, что после развода сможет устроить детей в детский сад, найти работу и жить самостоятельно. Не покоряться тому, кто этого не ценит, а делать то, что хочется, и то, что необходимо для её сыновей.

Кризисные центры для семей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, работают по всей стране. В них можно получить еду, игрушки, памперсы, книжки и просто доброе слово от неравнодушных людей, которые готовы поддержать. И, если когда-то идеальная сказка о счастливой семье рухнула, это не значит, что весь мир чёрно-белый и кругом люди, которые могут только ненавидеть и делать больно. Помощь есть, её просто нужно попросить. И тогда у каждой мамы, у каждого малыша будет свой надёжный "домик".

Выбор редакции