Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Репетиция биологической войны. Коронавирус может стать оружием?

12766

Фото © Shutterstock

Post cover

Военные специалисты считают, что исключать такую вероятность нельзя.

Биотеррор в стиле "Обители зла"

Директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль в одном из интервью заявил, что для утверждений о том, что вирус был создан человеком, нет достаточных оснований, хотя сложившаяся ситуация — это "репетиция биологической войны". И хотя Рошаль не имеет никакого отношения к военным и занимается спасением жизней маленьких пациентов, он, определённо, хорошо понимает, о чём говорит.

Заявление главного детского врача появилось в СМИ практически одновременно с другой новостью — НИЦ Гамалеи в ближайшее время приступит к испытаниям эффективности вакцины от ближневосточного респираторного синдрома (MERS) — родственной CoVID-19 инфекции. Эта инфекция, точно так же как и коронавирус SARS-CoV-2, на протяжении долгого времени не имела специфического лечения, хотя вызывала поражения органов дыхания. В этой связи компетентные специалисты в области нацбезопасности задались вопросом: а можно ли намеренно "натравить" смертельный вирус на определённую страну или этнос?

В специальной литературе для сотрудников органов государственной безопасности биотерроризму посвящена отдельная глава. Если не углубляться в подробности и объяснить максимально просто, то биотерроризм — это использование вирусов и смертельных бактериальных инфекций для планирования глобального террористического акта. С самого начала нужно отметить, что со смертельными патогенами работает несколько десятков тысяч медицинских и научных учреждений по всему миру — от крупных государственных структур до частных исследовательских компаний в лабораторных комплексах фармгигантов.

Директор компании по разработке и внедрению систем безопасности Сергей Конаков отмечает, что вынести патоген с территории такого объекта практически невозможно.

Люди в большинстве случаев думают, что биотерроризм — это нечто, что можно было видеть в фильме "Обитель зла". На самом деле не только войти, но и приблизиться к таким объектам без последствий не получится. То же самое, если кто-то из сотрудников, условно говоря, завербован некоей организацией и пытается вынести патоген из лаборатории. Все выходы и уровни сканируются специальными датчиками, кроме того, охрана на таких объектах может соперничать по уровню оснащения с войсками, которые охраняют баллистические ракеты

Сергей Конаков

Директор компании по разработке и внедрению систем безопасности

Говоря простым языком, психопат-одиночка, образ которого часто рисуют в фильмах-катастрофах, не потянет на звание биотеррориста, а вот крупная структура, в компетенцию которой входит работа с активными биологическими веществами — это другое дело.

Уровень угрозы

Биологическое оружие как средство ведения войн было запрещено на основании Женевского протокола, подписанного в 1972 году. Однако не все страны соблюдали эту конвенцию, а на международном уровне в некоторых странах Запада и Ближнего Востока существовала даже целая программа обмена смертельными патогенами. Впрочем, смертельными инфекциями в пробирках учёные и эпидемиологические службы обмениваются до сих пор, однако производить из таких образцов и проб оружие запрещено, и производством такого оружия крупные страны на своей территории не занимаются.

Однако неизвестно, в каких условиях хранятся запасы биологического оружия, которые "случайно" забыли уничтожить. На ум сразу же приходит история, произошедшая летом 1986 года. Тогда небольшое, но очень богатое государство Ирак закупило в США якобы в исследовательских целях образцы смертельных инфекций: сибирской язвы, ботулизма и бруцеллёза. Эти материалы американские биологи наработали в середине 50-х годов для войны с Советским Союзом, однако после "разрядки" в отношениях синтез этих патогенов был запрещён.

Но иракские учёные пошли дальше. Пока у страны сохранялись тёплые отношения с США, американские специалисты подтвердили биологам из Ирака опасность штаммов, а сами иракцы охотно "наварили" почти десять тысяч литров концентрированного токсина сибирской язвы и почти двадцать тысяч литров ботулизм-концентрата, которым при умелом использовании можно убить небольшую страну. Применение такого оружия до последнего может держаться в тайне — в отличие от смертельных химических веществ, например газа VX, с помощью которого убили брата Ким Чен Ына в аэропорту Куала-Лумпура.

Биотерроризм почти всегда рассматривается в контексте применения бактериологического оружия — именно бактерии выделяют сильнейшие токсины, обладают достаточным для боевого применения потенциалом к выживанию и в целом "удобны и просты" для синтезирования в отличие от химического оружия. Но после того, как в Китае, а затем и во всём мире вспыхнула пандемия коронавируса, эксперты стали задаваться вопросами: может ли вирусное оружие применяться для создания хаоса и нестабильности в мировых масштабах, и если да, на каком уровне угрозу можно нейтрализовать?

Вирусная бомба

Начать нужно с того, что в изучении вирусов, их свойств человечество действительно продвинулось очень далеко. Но даже на этом этапе учёные пока не могут синтезировать вирус с заранее заложенными в него свойствами. Проще говоря, вирус нельзя запрограммировать на убийство одних и сохранение жизни другим. Да, современные вирусы специально учат "убивать" раковые опухоли и другие образования в теле человека, однако до полноценного вирусного оружия дело так и не дошло. Прежде всего потому, что в естественной среде любая смертельно опасная инфекция быстро погибает — температура и естественные условия делают своё дело.

Первыми носителями смертельных вирусов становятся животные, а от них через заражённую кровь и другие биологические жидкости вирус попадает в организм к человеку. Так было с вирусом геморрагической лихорадки Эбола, вспышку которого фиксировали около 30 раз, и примерно то же самое произошло с коронавирусом нового типа Sars-Cov-2 и его "двойником" MERS, с которыми теперь борются лучшие вирусологи мира. Подполковник войск РХБЗ в отставке Андрей Луканов пояснил, что напрямую заразить целую страну вирусом так, как себе это представляет большинство обычных людей, нельзя.

В естественной среде вирус погибает, особенно если его распылить. А вот если его поместить в организм насекомого или животного, то это другой разговор. Такие программы давно разрабатываются в США и до сих пор активны. Лаборатория Лугара в Грузии именно таким видом работ и занимается — они изучают, как максимально быстро и незаметно вывести из строя целую армию

Андрей Луканов

Подполковник войск РХБЗ в отставке

Важно уточнить, что в ряде случаев как с коронавирусом нового типа, так и с лихорадкой Эбола удалось установить даже первых носителей и очаги инфекции, однако данных о том, как именно вирус попал в организм животных, заразивших человека, до сих пор нет.

Оружие массового поражения

3 августа 2020 года стало известно, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) согласовала с Китаем проведение исследования происхождения нового коронавируса. В настоящий момент эксперты рассматривают сразу несколько источников появления коронавируса нового типа. Первый и самый неоднозначный — утечка в одной из лабораторий вирусологии в Ухани. Вторая — заражение коронавирусом нового типа через морепродукты, доставленные в Китай из Европы. Третья — естественное, природное происхождение вируса и заражение им летучих мышей, которых китайцы употребляют в пищу.

Наибольший интерес вызывает именно версия с лабораторным происхождением вируса. Научный сотрудник компании GenTek Sciences Group, молекулярный биолог Валерий Шамов пояснил: если Китай уличат в разработке и сознательном заражении местной фауны, то биологов по всему миру могут привлечь для научных работ по не вполне мирной тематике.

Изучение инфекций, и вирусных в первую очередь, — это важнейшая задача научного сообщества. Рассматривать такую работу как сознательное преступление против человечества можно лишь в том случае, когда установлена и сама лаборатория, и сам факт утечки сквозь барьер безопасности. Протоколы безопасности на таких объектах разрабатываются и проверяются государственными структурами на регулярной основе вне зависимости от страны.

Валерий Шамов

Молекулярный биолог

По словам Шамова, версия с намеренным распространением коронавируса выглядит маловероятной просто исходя из биологической активности патогена. Но если искусственное заражение и лабораторное происхождение коронавируса нового типа будут доказаны, то 18 млн человек, инфицированных вирусом на данный момент, могут приравнять к жертвам боевых действий, а Китай могут обвинить в применении оружия массового поражения. Какие последствия наступят для страны в этом случае — можно только догадываться.

Выбор редакции